Search
Generic filters
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Книга российского журналиста А.Максимова - первая попытка подведения итогов Великой криминальной революции. Крупнейшие московские и подмосковные преступные группировки 1995-1997 годов. Проникновение мафии в Государственную Думу. Институт современного киллерства. Оборотни в погонах. Пройден ли порог терпимости общества, которое захлестнул криминальный беспредел?

Книга российского журналиста А.Максимова — первая попытка подведения итогов Великой криминальной революции. Крупнейшие московские и подмосковные преступные группировки 1995-1997 годов. Проникновение мафии в Государственную Думу. Институт современного киллерства. Оборотни в погонах. Пройден ли порог терпимости общества, которое захлестнул криминальный беспредел?

 

«Темы»

Российская преступность: Кто есть кто (Глава 1-4)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 5-6)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 7-8)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 9-10) 
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 11-12)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 13-14) 
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 15-16)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 17-18) 
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 19-20)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 21-23)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 24-25)

 

«Новости»

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Криминальный передел  собственности  90-х  годов,   проникновение мафии   во  все  сферы  жизнедеятельности  российского  общества  —  в публичную политику,  в легальный бизнес,  в культуру и спорт — требует не  только  принятия адекватных контрмер со стороны правоохранительных органов  и  спецслужб,  но  и  нашего  серьезного   осмысления   этого беспрецедентного  в истории российской государственности процесса.  Из типографий выходят сотни  книг,  затрагивающих  тот  или  иной  аспект интенсивной   криминализации   нашей   страны  —  о  громких  заказных убийствах,  об известных ворах в законе и «авторитетах»,  о крупнейших группировках и бандах.  Но теперь настала пора обобщения,  анализа тех тектонических сдвигов,  которые за  годы  так  называемых  либеральных реформ  произошли в государственном устройстве и общественном сознании — на фоне ежедневных террористических актов, бандитских войн, захватов заложников,  свидетельств  о всепожирающей коррупции,  разбоя на рынке недвижимости и мафиозной приватизации.  Кто хозяйничает в  алюминиевой промышленности и на нефтяном рынке страны? В чьих руках жизнь и судьба наших банкиров?  Каким  образом  богатеют  и  расширяют  сферы  своего влияния  московские  и  подмосковные  группировки,  почему для них все милицейские операции подобны комариным укусам?  Почему «крестные отцы» русской мафии попадают в тюрьмы исключительно за границей?  Мы не ищем однозначных ответов,  полагая,  что даже сама постановка этих вопросов позволит  многое  прояснить  в сложной системе преступной иерархии,  в странных  переплетениях  теневого  и  легального  бизнеса,   интересов государства и интересов мафиозных структур,  демократических ценностей и воровских законов.

РАСКРУТКА

В России  пять  властей.  Первая  —  исполнительная.  Ее  главная функция  —  исполнять  мечты  больших и маленьких чиновников о большом человеческом счастье:  «Вольво» в  гараже,  поместье  с  теремком  под Москвой,  вилла  в  Испании,  детишки  в  Англии  и  валютный  счет  в Швейцарии.  Вторая  власть  —  законодательная.  День  за   днем   она совершенствует, шлифует и переписывает один  и  тот  же  закон:  закон сохранения  власти у нынешних представителей первой,  второй,  а также третьей власти — судебной.  Той,  что осуждает  или  оправдывает  кого надо,  когда  надо и как надо.  Судебная власть в России пожизненная и независимая — от общества, от морально-нравственных категорий, а очень часто  и  от  закона.  Четвертая  власть  —  информационная.  Она тоже независима.  Газеты  одной  финансовой  группы  независимы  от  другой финансовой       группы.       Издания,       спонсируемые . Одной криминальной группировкой, ненавидят и клеймят другую.
    
И, наконец,  главная героиня нашей  книги,  а  также  большинства современных  российских  бестселлеров,  всех  первых  полос  всех  без изъятия газет,  всех теле- и радионовостей,  подавляющего  большинства парламентских   слушаний,   всероссийских  совещаний  и  международных симпозиумов.  Власть пятая.  Власть криминалитета. Власть преступности над  обществом  и государством.  Власть неограниченная и авторитарная. Единственная власть,  имеющая собственные капиталы,  собственную волю, не  нуждающаяся в легитимности,  не имеющая конечного срока правления. Одним словом, власть. Настоящая власть.

Когда, в каком году,  какого числа произошла Великая криминальная революция?  Изобретатель  этого афористичного словосочетания Станислав Говорухин,  кинорежиссер,  снявший первый и лучший советский  фильм  о криминальной группировке «Место встречи изменить нельзя»,  был уверен, что  сия  революция  началась  с  началом   «проклятой»   перестройки, либерализации  и приватизации.  Если даже согласиться с этим далеко не бесспорным предположением,  то необходимо отметить,  что революционная ситуация   созрела   задолго   до   того,   как  у  штурвала  оказался ставропольский реформатор.  К середине 80-х годов,  когда верхи уже не могли,  а  низы еще не очень-то и хотели,  уже был оформлен,  идейно и физически вооружен истинно революционный класс,  решивший,  что отныне не только «зона»,  но и вся страна должна жить по законам зоны. У него уже был  свой  собственный  базис  —  многомиллионные  «общаки»,  своя надстройка — воры в законе,  «смотрящие»,  «бригадиры» и «авторитеты», свой манифест — «Кодекс воровской чести».

Базис начал формироваться  еще  с  70-х  годов,  когда  появились первые  подпольные  цеха,  гнавшие  левую  продукцию,  которая  в силу дефицитности давала миллионные прибыли.  Уже тогда «покупались» нужные чиновники  и  правоохранители,  уже  тогда  воротилы  теневого бизнеса создавали  собственные  «крыши»,  сами  оказывались  под  «крышей»   у уголовников  или  погибали  от  рук конкурентов.  Уже в 70-х появилась первая крупная банда рэкетиров,  паразитирующая на  первых  подпольных бизнесменах,  — банда Монгола, где проходил свои университеты Япончик. А в 1979 году в Кисловодске прошла сходка цеховиков  со  всего  Союза, принявшая  «постановление»:  отчислять  в  воровские  «общаки»  десять процентов всей прибыли подпольных коммерсантов — в обмен на  защиту  и помощь в конфликтных ситуациях.

Кооперативное движение дало первые легальные «крыши» для  отмывки преступных  капиталов.  Так,  90  процентов  кооперативных  туалетов в Москве эпохи раннего Горбачева принадлежали одному  мафиозному  клану. Когда  появились более прибыльные виды бизнеса,  по приказу «крестного отца» туалеты распродали.  И они в подавляющем  большинстве  пришли  в первозданный упадок.

Первый террористический акт с криминальной подоплекой: чудовищный пожар  1977-го  в  гостинице «Россия»,  повлекший человеческие жертвы. Официальная версия — халатность какого-то монтера.  Истинные  причины, которые  удалось  установить сотрудникам КГБ:  ссора при дележе черных ставок на конных бегах.  Исполнители:  люди абхазского вора  в  законе Лакобы (его группировка базировалась в гостинице «Советской»,  поближе к ипподрому).  Таким вот образом бандиты решили припугнуть оппонентов, но несколько не рассчитали силы «красного петуха».

Примерно в то же  время  в  Закавказских  республиках  появляются первые   подпольные   вооруженные  формирования.  Секретные  источники сообщают о завозе из Армении в  Нагорный  Карабах  вертолетами  боевых снарядов  для  противоградовых  установок,  об  организации тайников с оружием и интенсивном  сборе  денег  у  теневиков  и  коррумпированных чиновников. А в Тбилиси в 1982 году состоялся крупнейший съезд воров в законе,  где обсуждался вопрос о том,  каким образом можно прибрать  к рукам  политическую власть в стране.  Это были не пустые слова:  вор в законе Джаба Иоселиани стал  в  итоге  министром  обороны  независимой Грузии.  Именно он впоследствии (в июне 1993 года) сделал сенсационное заявление о готовности начать партизанскую войну в России, если она не будет   выполнять  требования  грузинского  правительства  в  связи  с конфликтом в Абхазии.  Но еще задолго до  перестройки  будущий  первый секретарь  ЦК компартии Грузии Джумбер Патиашвили был посаженным отцом на  свадьбе  вора  в  законе  Кучуури  —   главы   одного   из   самых могущественных мафиозных кланов в СССР.

По оперативным данным,  именно  Кучуури  заказал  беспрецедентное политическое  убийство.  Жертвой  воров  в  законе должен был пасть… Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев.  К счастью,  в то время люди  в  штатском работали профессионально.  Киллер-неудачник Теймураз Абаидзе был арестован в мае 1987 года.

В недрах  КГБ  СССР  подготовлена первая (пока еще засекреченная) программа борьбы с организованной преступностью:

1. Административный    оперативный    контроль   над   воровскими авторитетами, лидерами уголовных группировок, изоляция их от молодежи, обычных   правонарушителей  в  специально  отведенных  местах  лишения свободы.

2. Сокращение    уголовной   среды   за   счет   декриминализации незначительных правонарушений,  пересмотра уголовных дел с  признаками незаконного осуждения, создания современной пенитенциарной системы.

3. Отработка надежного финансового контроля.

4. Защита кооперативного сектора от рэкета силами местных органов самоуправления.

5. Отладка    и   запуск   единой   информационной   системы   по преступности.

6. Изучение  условий  выработки  специального законодательства об организованной преступности.

7. Создание   независимого  органа  по  борьбе  с  организованной преступностью.

Увы, также,   как  и  все  последующие  программы  первоочередных действий  по  обузданию  стремительно  растущего  спрута,  она  так  и осталась на бумаге.

К концу  80-х  Россия  была  уже   четко   разделена   на   зоны, контролируемые   ворами   в   законе.   За   каждым   из  воров  стоял многофункциональный аппарат. В него входили «положенцы» (заместители), «смотрящие»  (руководители  на  местах),  «бригадиры»  (главари банд), «кассиры» (держатели «общаков»)», «боевики» (рядовые бандиты).

При этом криминалитет начинает все чаще отходить от норм «Кодекса воровской чести» (требующего отказа  от  семейной  жизни,  запрета  на сотрудничество  с  государственными  органами,  несколько обязательных ходок в колонию,  отсутствие постоянного места жительства,  отказа  от любого труда), занимается крупным легальным бизнесом, «засвечивается». Таких воров в законе  стали  называть  «зрелыми».  В  их  среде  модно покупать  воровской  титул  или  получать его по рекомендации властей. Так,  в одном из подмосковных городов бывший «смотрящий» получил титул «вора»   по  рекомендации  своего  доброго  знакомого,  главы  местной администрации. Дальневосточный вор в законе Пудель (Податев) создает в Хабаровском   крае   фонд  «Единство»  и  вполне  официально  начинает заниматься благотворительностью.  Криминального бизнесмена Айдзердзиса «братва»  проталкивает в депутаты Госдумы,  а когда он отказывается от сотрудничества с криминалитетом —  убивает.  Главарь  ленинской  банды Франц становится: помощником депутата фракции ЛДПР. А лидер солнцевцев Михась получает подлинное удостоверение сотрудника Службы безопасности Президента  России.  «Зрелые»  имеют  гигантские  счета  в инобанках и недвижимость за границей.

Многие отправляются   за   рубеж   и   управляют  делами  оттуда. ТайванчикПетрик и  еще  13  лидеров  российского  преступного  мира обосновались  в  Германии  (немецкая полиция создала спецподразделение «Тайга» для борьбы  с  русской  мафией).  Руслан  и  Назарбек  Уциевы, представители  «чеченской  общины»,  для  формирования  новых  каналов нелегальной транспортировки  оружия  отправляются  в  Лондон.  Еще  до приезда  Япончика  Марат Балагуда (сейчас он отбывает шестилетний срок за экономические преступления в Левисбургской тюрьме  в  Пенсильвании) создает мощный, сплоченный мафиозный клан из русских эмигрантов в США.

В первое время криминологи отмечают конфликты между  «зрелыми»  и «нэпмановскими»  ворами  (придерживающимися  старых  традиций  — к ним относили,  в частности,  Деда Хасана, Роспись, Сашу Шорина). Причина в том,  что  новые  воры  не  заинтересованы  в  кражах  и  взломах.  Их благосостояние напрямую зависит от находящихся под их «крышей» фирм. А старые еще не успели привыкнуть к тому,  чтобы прикрываться «законным» фасадом.  Конфликт традиций и экономической целесообразности сходит на нет  к  середине 90-х.  Своя перестройка происходит и в криминалитете. Сегодня «Кодекс воровской чести» сильного влияния на поступки  лидеров преступной среды уже не оказывает.

Зато появляются новые традиции. Например, пышные похороны воров и «авторитетов»  на  самых престижных городских кладбищах с обязательным освещением в прессе. Это уже не просто скорбный ритуал, а демонстрация силы,  сплоченности,  презрения  к  светской  власти.  Так,  крымского «крестного отца» Виктора Башмакова хоронила чуть ли  не  вся  «братва» столицы полуострова. Для поминок была заказана тысяча посадочных мест, приготовлен обед на 10 тысяч человек.  Правда,  поминки  принесли  еще большую  скорбь:  гости  что-то не поделили и разгорелась перестрелка. Итог — четверо убитых,  несколько раненых (в том числе,  ребенок).  На этих  невероятных  поминках  погиб  и представитель политической элиты (без  политиков  не  обходится  нынче  ни  одно  крупное  криминальное мероприятие)  —  лидер  Христианско-либеральной  партии  Крыма Евгений Поданев.

Шумно было   и  на  похоронах  химкинского  «авторитета»  Алексея Садовникова.  Неизвестные  взорвали   машину,   принадлежащую   самому устроителю  похорон.  Событием  96-го  года  стал  чудовищный взрыв на Котляковском кладбище,  унесший жизни  практически  всего  руководства Российского фонда инвалидов войны в Афганистане.

На похороны лидера крупнейшей группировки Ростова-на-Дону Виктора Колтунова  по  кличке  Доктор  (киллеры выпустили в него 60 автоматных пуль) съехались 500 преступных «авторитетов» со всей  страны.  Поминки проходили  в одном из самых роскошных ресторанов города.  Еще пышнее и представительнее были похороны Квантришвили — его бренное тело предали земле  на  престижнейшем Ваганьковском кладбище,  неподалеку от могилы Высоцкого.  Аналогичным образом дальневосточного вора в законе  Вадима Беляева по прозвищу Беляй,  убитого в Москве,  похоронили в Хабаровске рядом с могилой известного в  70-е  годы  певца  Кола  Бельды.  Причем панихида  прошла  в  лучшем  городском  здании  — в Театре музыкальной комедии.   А   лидера   тамбовской    группировки,    орудовавшей    в Санкт-Петербурге, Николая Гавриленкова по прозвищу Степаныч похоронили прямо в  Псково-Печерской  лавре.  Это  вызвало  громкий  скандал,  но духовные пастыри пояснили, что покойный тратил большие деньги на нужды Церкви.

В уголовном   мире   появляется   еще   одна  социальная  группа: «молодняк».  Их   также   называют   «беспредельщиной»,   «шпаной»   и «отмороженными».  Методы  их  жестче и циничнее:  заложники,  массовые расстрелы, взрывы. Российских воров в законе всего около 400. А банд — тысячи и тысячи. Их новые лидеры — «авторитеты». К 1993 году лишь 2 из 12 крупнейших московских банд возглавлялись ворами. В Санкт-Петербурге воры утратили влияние еще в конце 80-х.

Бандиты говорят уже не о «законах»,  а  о  «понятиях».  Так,  при «охране»  фирмы  действует  «право  первого».  Явившись к бизнесмену и узнав,  что у него уже есть «крыша»,  банда может либо поверить,  либо потребовать  доказательств.  Для  выяснения  ситуации договариваются о «стрелке».  Если «стрелка» не заканчивается договоренностью,  конфликт быстро  разрастается и может закончиться войной.  Вполне серьезной — с применением  самого  современного  оружия.  Одна   из   крупных   банд Свердловской  области,  например,  отправилась  на очередную «стрелку» на…  танке (незадолго до этого его угнали прямо с военного  завода). Все чаще в ход идут гранатометы.

Способы подчинения фирм  становятся  все  изощреннее.  Бизнесмена могут подвергнуть  и  «разводке».  Это  игра:  надо  создать серьезную опасность и заставить бизнесмена «добровольно» искать  защиты.  Особым мастерством  в  сочинении  сценариев «разводок» славился петербургский бандит Аркадий Шалолашвили (бывший актер Малого театра, снявшийся в 18 фильмах),   «работавший»   в   банде  Николая  Седюка  (Коли  Карате), наводивший ужас на город на Неве.

В контракте  о  «крыше» не всегда говорится о том,  какие условий банда поставит фирме в дальнейшем. Например, отмывку собственных денег или использование фирмы как прикрытия нелегального бизнеса.  Бизнесмен может  также  стать  и  «кабанчиком».  Банда  помогает   ему   скопить значительные   капиталы.   Иногда  вкладывает  и  часть  своих  денег, привлекает другие фирмы.  Когда проект близится к завершению, помогают поместить  деньги  на  номерной счет в Швейцарии.  Код известен только самому бизнесмену и главарю банды. Все. «Кабанчик» готов для убоя.

Продолжают совершенствоваться  различные  схемы отмывки «грязных» денег,  их конвертации и перевода на заграничные счета.  Вот  одна  из самых распространенных манипуляций — 9 контролируемых банков (иногда — «добровольно»,  иногда —  под  дулами)  выдают  межбанковские  кредиты десятому.  Он производит конвертацию и по липовому контракту переводит деньги  за  кордон.  Иногда  этот  «десятый»  привлекает  и   средства вкладчиков.  Затем он лопается,  а руководство разъезжается.  В стране действуют сотни таких банков и АО.

Сперва в  Санкт-Петербурге,  а  потом  и в других крупных городах наметилась  новая  организационная  перестройка  криминалитета.  Банды начинают  объединяться,  создавая  «синдикаты» (сообщества).  В каждом сообществе — 4-5 банд, в банде — 2-3 группы, в группе — 2-5 звеньев, в звене — 2-5 бригад, в бригаде — 5-10 человек. Рядовые бойцы (теперь их чаще  называют  «стрелками»)  иногда  даже  не  знают   имени   своего «авторитета».   В   «синдикатах»   имеются   «агенты»,   «разведка»  и «информационный  центр».  Через  сообщество   банды   контактируют   с «законным» миром, имеют прямой выход на высокое начальство.

Еще одна тенденция — появление банд,  целиком состоящих из бывших (а  то  и  нынешних)  милиционеров  и  представителей  других  силовых ведомств.  Как правило,  они камуфлируются под охранные бюро.  В  1993 году был приговорен к расстрелу офицер милиции А. Макеев, руководитель банды «Белый  крест».  Милиционеров  приглашают  и  как  специалистов. Уголовники  именуют  таких  перебежчиков «оборотнями».  Впрочем,  этот термин  вошел  в  обиход  и  самих  правоохранителей.  Конструктивному сотрудничеству,  взаимовыгодному партнерству милиции и мафии посвящена отдельная глава этой книги.

Воры и    «зрелые»,    понимая,    что    проигрывают,   начинают воздействовать  на   неофитов.   Витя   Калина   (Виктор   Никифоров), профессиональный  преступник  новой  формации,  выступал как сторонник всеобщего братства воров. Миротворца из Вити не получилось — его убили 8  февраля  1992  года  выстрелом  в  затылок.  Это убийство послужило стартовым выстрелом для «битвы за Москву».

Апрель 93-го — Глобус, через три дня после него — Рэмбо (Анатолий Семенов),  июнь — Сво (Рафик Багдасарян), август — Амиран Квантришвили и  Федя  Бешеный,  ноябрь  — братья Пипия (грузинский мафиозный клан), апрель 94-го — Отари  Квантришвили.  Неполный  список  самых  именитых жертв   одного   года   этой   войны.  Погибшие  исчисляются  сотнями. Задействованные бойцы — тысячами.

Некоторые авторитеты  стали  продавать имя.  Банда может называть себя,  скажем,  малышевской (Малышев —  лидер  крупнейшей  группировки города на Неве) или солнцевской при условии, что «крестные отцы» будут получать часть прибыли. Впрочем, появляются и обыкновенные самозванцы. Даже  сами  бандиты  не  всегда  могут  отделить  «зерна  от плевел» — настолько разрослись, разветвились мафиозные кланы.

Наряду с войнами происходят скрещивания и пересечения,  стирающие границы между антагонистами. Банды нанимают старых воров — в советники и   «третейские   судьи».  Некоторые  воры,  отрекшись  от  «Кодекса», становятся авторитетами в новых бандах.  Кровавые разборки начала 90-х между  «славянами»  и  «черными»  («зверями»)  сменились  худым миром. Похоже,  пагубность   и   бессмысленность   затяжных   межнациональных конфликтов  на  «контролируемых»  территориях  «крестные  отцы» поняли гораздо раньше федеральных властей. «Чеченцы» начинают сотрудничать со «славянами»  в  борьбе  против  «грузин»,  а  сама  «чеченская община» (крупнейшее    криминальное     образование     Москвы)     становится многонациональной.

Стираются и  другие  границы.  Правоохранителей   приглашают   на «стрелки»  уже  не  для  «подставки»  противоборствующей  банды.  Но в качестве полноценного участника переговоров о переделе  сфер  влияния. Крупные  новые  бандиты  все  меньше  отличаются от новых русских и по стилю жизни,  и по роду бизнеса.  В газетах появляются апологетические статьи  о честных бизнесменах Сергее Михайлове по кличке Михась (главе солнцевцев)  и  Акопе  Юзбашеве  по  кличке  Папа  (главе   пушкинской Группировки).  Адвокаты  мафии (теперь у каждого вора или «авторитета» есть личный адвокат,  а то и целая адвокатская контора)  под  лозунгом борьбы с преступностью на деньги «общака» баллотируются в Госдуму (как погибший  весной   97-го   г-н   Лобанов).   Стирание   границ   между криминалитетом   и   обществом  —  пожалуй,  один  из  самых  страшных процессов.  Но уже,  похоже, необратимый. Как метко заметил во врезе к одной  из  моих  статей главный редактор «Криминальной хроники» Леонид Шаров,  сакраментальный отечественный вопрос  «Что  делать?»  приобрел характер исторического всхлипа.

ИЗ УБИЙЦ — В ГОСДУМУ

Это слова   из  заголовка  в  одной  из  центральных  газет,  где рассказывалось   об   упрощенном    способе    «коммуникаций»    между представителями  второй  (законодательной)  власти  и  нашими главными героями,  образующими власть пятую, криминальную. Речь идет о том, что практически  любой  «авторитет»,  киллер,  рэкетир  или  рядовой  боец криминальной группировки при  нынешних  условиях  может  не  только  с легкостью попасть в здание парламента на Охотном ряду, но и получить в свое  распоряжение  целый   кабинет,   с   официальными   бланками   и правительственной связью.  Причем процедура проникновения пятой власти во вторую упростилась донельзя.

В марте  1997  года  в  международной  компьютерной сети Интернет появилось    объявление:    любой     гражданин,     набравший     код http://www.aha.ru/~tiger,  без  всяких проблем,  за огромную сумму — 2 «штуки баксов» —  имеет  возможность  купить  удостоверение  помощника депутата   Госдумы.  Сие  предложение  сопровождалось  неким  подобием рекламного проспекта:

«Если вы  именно  с  нашей  помощью  оформитесь   на   работу   в Государственную  думу  РФ в должности общественного помощника депутата от  фракции  Коммунистической  партии   с   выдачей   соответствующего документа, вы в обязательном порядке получите следующие льготы:

— бесплатный проезд на всех видах городского транспорта;

— возможность бесплатного приобретения железнодорожных билетов на всей территории Российской Федерации;

— бесплатный междугородный и международный телефонный разговор из здания Государственной Думы;

— беспрепятственный  проход   в   Государственную   Думу,   Совет Федерации, все министерства и государственные ведомства;

— дешевое и экологически чистое питание в  ресторанах  Госдумы  и Совета  Федерации,  столовых министерств и различных правительственных организаций».

Тут же давался электронный адрес организации,  предлагающей такие замечательные услуги.  А для кого они были  предназначены  —  нетрудно было догадаться по приписке на той же компьютерной страничке. «Если вы в  прошлом  были  осуждены  за  убийство,  то  для  оформления  данных документов этот факт биографии никакого значения не имеет».

Ни в обществе,  ни в самой Госдуме шока это сообщение не вызвало. Дело в том,  что в нынешнем законодательстве,  касающемся формирования аппарата Госдумы, довольно расплывчато сказано о внештатных помощниках депутатов.  А  раз  не  запрещено набирать их в любом количестве и без четко установленных критериев — значит,  это  разрешено.  Значит,  это может  стать  бизнесом  — продажа направо и налево корочек помощников. (Справедливости ради надо сказать,  что некоторые депутаты за  корочку ничего   не   берут,  а  считают  ее  платой  за  добровольные  услуги помощников,  чья  работа  в  Думе  считается   как   бы   общественной нагрузкой.)

До последнего времени даже  существовали  конкретные  тарифы:  от $3000   до  $5000  за  одну  «ксиву»  —  в  зависимости  от  срочности изготовления  и  от  фракции.  Видимо,  и  в  этой   сфере   появились монополисты, в результате чего цены стали «демпинговыми».

По данным,  просочившимся в печать,  в Госдуме появился  человек, который  решил  поставить  распродажу  парламентских  льгот  на поток. Называлось  даже  имя  этого  человека:  Константин  Жуков,   помощник председателя  комитета  по  геополитике  Алексея Митрофанова — видного деятеля ЛДПР.  Причем  обработку  депутатов  на  предмет  продажи  ему удостоверений помощников  (по  500 долларов за штуку) Жуков проводил в основном во фракции коммунистов,  которая была упомянута в  Интернете. Если  объявление  сделала  именно  «фирма»  Жукова,  то можно судить о неплохой рентабельности данного  бизнеса:  «навар»  с  каждой  корочки составляет  1,5  тысячи «зеленых».  Сколько их планировалось продать и сколько уже продано — думаю,  неизвестно даже самой информированной из наших  спецслужб.  Во всяком случае,  речь идет не менее чем о 300-500 «ксивах». Общее же число помощников зашкаливает за 15 тысяч человек.

В деле  рекрутирования  помощников  наиболее  преуспели следующие депутаты:  Владимир Пчелкин (ЛДПР) — 294  человека;  Николай  Медведев («Российские  регионы»)  —  166  человек;  Дарья  Митина  (КПРФ) — 161 человек;  Михаил  Мень  («Яблоко»)  —  132  человека;  Сергей  Шашурин («Народовластие»)  —  127  человек;  Сергей  Юшенков («Демократический выбор России») — 86 человек.

Правда, после  появления  этих  цифр  в  печати  многие  депутаты признались,  что и сами не подозревали о существовании такой  огромной свиты.  У Николая Медведева оказалось 130 неведомых ему товарищей. А в обслуге Михаила Меня оказалось 50 граждан,  фамилии которых ему  также ни о чем не говорили.

Последний решил докопаться  до  истины  —  и  дело  приняло  явно уголовный оттенок. Один из псевдопомощников, выходец из Дагестана, был арестован.  Как выяснилось,  липовую ксиву ему продал (точнее,  дал за некие услуги) его земляк по кличке Магомед.  Собственно, удостоверение оказалось подлинным,  действительно выписанным в аппарате Госдумы, — а липовым  было  лишь  письмо  депутата  с просьбой приписать к нему еще одного  помощника.  По  тому  же  письму  было  выдано  еще  несколько аналогичных удостоверений.

Помощники для  депутатов  играют  не   только   роль   источников «случайных»  приработков,  но и выступают как организаторы постоянного
бизнеса.  Один депутат через помощников наладил коммерцию по поставкам в думский буфет кондитерских изделий.  Другой оказывает консалтинговые услуги для весьма богатого фонда «афганцев».  Третий  открыл  в  своем кабинете  туристическую  фирму.  Всего  у него 5 помощников.  Так вот, четверо из них заняты исключительно оформлением для своих клиентов виз в Израиль.

Ловкие парни делают деньги,  не выходя из депутатского  кабинета. Иногда неудержимая  тяга  народных избранников коммерции доводит их до полного  абсурда.  Кое-кто,   например,   начал   сдавать   в   аренду коммерсантам  во  время своих депутатских каникул кабинеты в Госдуме и даже служебные автомобили.

А предприимчивые   сотрудники  аппарата  фракции  «Народовластие» расквартировали в принадлежащих фракции кабинетах в здании на  Охотном ряду целое   информационное   агентство:  «РОС-информбюро».  Агентство своего адреса не  скрывало,  указывая  его  на  всех  пресс-релизах  и бюллетенях:  Охотный  ряд,  д.  1.  Свою  корреспонденцию  депутатские коммерсанты рассылали по думскому  факсу,  установленному  в  приемной руководителя фракции Николая Рыжкова.

Хотя агентство при осуществлении  своей  деятельности  использует парламентские  телефоны  и  оргтехнику,  деньги  за печатную продукцию просит переводить  на  свой  личный  счет.  А  зарабатывает  агентство неплохо:  полугодовая  подписка на «Вестник «РОС-информбюро» стоит 150 долларов,  а каждая страничка эксклюзивной или оперативной  информации оценивается думскими коммерсантами в 20 долларов США.

Не будем    рассуждать    о    законности    всех    этих   видов предпринимательства.  Скажем о другом.  Легкость,  с какой откровенные проходимцы  попадают в парламент,  порождает тяжелейшие проблемы и для общества, и для самих думцев. Ведь если депутаты заняты общим бизнесом с аферистами,  если повязаны общими корыстными интересами, значит, уже обозначен кривой путь к криминалу.  От афер с корочками  до  связей  с мафией  —  один  шаг.  Это  не умозрительная формула.  Это констатация чудовищного факта:  народные избранники живут и работают бок о  бок  с мафиози.

Свидетельство тому — убийства и депутатов,  и — особенно часто  — их помощников. По числу расстрелянных и взорванных помощников лидирует депутат Госдумы от ЛДПР Александр Филатов.  Последнего из его  «ребят» взорвали  в  марте 97-го.  Речь идет об Анатолии Францкевиче по кличке Франц (или Француз, или Толик Красноярский), «авторитете» красноярской группировки,  выполнявшем  по совместительству полномочия депутатского помощника.

Вдобавок к  этому  Франц числился в службе безопасности одного из столичных банков,  в Фонде содействия правоохранительным органам  и  в соучредителях Фонда социальной реабилитации заключенных «Возрождение». Несмотря на  свой  общественный  статус,  он  был  весьма  влиятельной персоной  в  столичных  криминальных  кругах.  Спецслужбы отмечали его тесные связи с таганской,  ореховской  и  ленинской  группировками.  В общем, его убийство никого не удивило.

Самодельная бомба с часовым механизмом и начинкой,  эквивалентной 400 граммам тротила, была заложена под сиденье водителя. Она сработала в  час  дня,  когда  «Мерседес»  с  Францем  мчался  по   Кутузовскому проспекту.  Машину  бросило  на  встречную  полосу,  она  ударилась  о «Жигули» и вылетела в кювет.  «Авторитет» скончался на  месте,  а  его приятель был госпитализирован.

Криминологи подсчитали:  в  среднем   гибнет   один   депутатский помощник в месяц. Причем случайными эти потери в думских рядах назвать сложно.  Разве нельзя было предусмотреть,  что однажды  подорвется  на мине помощник Дзень,  активный член смоленской преступной группировки? Разве стала неожиданностью гибель солнцевца Усова,  помощника депутатаот ЛДПР?  И удивился ли другой жириновец,  Василий Журко,  узнав,  что убить его трижды судимый (за изнасилование,  кражу и  грабеж)  помощник Михаил Беренштейн?

Другое дело,  что  многих  депутатов  ничего,   кроме   проданных корочек, со своими криминальными помощниками не связывает. Но бывает и другое — когда связи действительно имеются. Например, общий бизнес или общее уголовное прошлое.  Как, скажем, у члена фракции «Народовластие» Сергея Шашурина и его помощника Евгения Шкляева,  которого расстреляли 27  февраля  1997  года в Москве.  Оба не один год провели на тюремных нарах. Один сидел за хулиганство и драку, другой — за грабеж.

Убивают не только депутатских помощников.  Гибнут и сами народные избранники.  Первым по хронологии в печальном списке  жертв  мафиозных разборок  стал расстрел 26 апреля 1994 года в Химках 35-летнего Андрея Айздердзиса,  депутата Госдумы прошлого созыва,  члена фракции  «Новая региональная  политика».  До избрания в парламент он был председателем правления «МДК-банка» —  одного  из  крупнейших  в  Химкинском  районе Подмосковья — и одновременно издателем газеты «Кто есть кто».

Убийство произошло на Юбилейном проспекте Химок,  в девятом  часу вечера.  Место убийства — традиционное: возле подъезда жертвы. Выстрел производился из помпового ружья,  из подвального окна  того  же  дома. Путь  от  автомобиля  до  подъезда  оказался  для  депутата смертельно опасным. Картечь, попавшая в грудь, остановила его жизнь на 35-м году.

На этот  раз убийцу удалось вычислить.  И помогло в этом довольно редкое  орудие  преступления  —  американский  помповый   «винчестер», оставленный  киллером  в подвале.  Компетентные органы установили путь ружья в Россию — через  Венгрию,  контрабандой.  Установили  продавца, стоимость продажи:  одна тысяча «зеленых».  И,  наконец,  покупателя — 27-летнего охранника небольшой московской фирмы. Через него вышли и на заказчика — местного «авторитета» г-на Романова.

Дело в том,  что в свое время Айздердзис навел на него милицию  и помог  собрать  улики  для  его  ареста.  Оказывается,  «МДК-банк» был фактически  создан   на   «грязные»   деньги   химкинской   преступной группировки,  одно  время  возглавляемой  авторитетнейшим подмосковным мафиози Бурлачко по кличке Бурлак.  Его знакомство с будущим депутатом и  предопределило  судьбу обоих.  Когда Айздердзис возглавил банк,  он попытался отделаться от криминальных опекунов.  Бурлак по подозрению в рэкете  оказался  на нарах следственного изолятора,  а через некоторое время он был забит насмерть соседями по камере.

Однако банк  и  другие  фирмы  под  чутким  руководством младшего товарища Бурлака — его земляка Романова — продолжали  процветать.  Вот лишь несколько характерных эпизодов. «МДК» принимает участие в продаже Благовещенскому  предприятию  гражданской   авиации   двух   самолетов «Ту-154М». Эта операция дала химкинским предпринимателям 2,6 миллиарда рублей прибыли.  В общей сложности от налогообложения было скрыто  1,7 миллиарда рублей.  Другая странная история — продажа нескольких джипов коммерческой  организации  в  Башкирии.  После  серии   подозрительных манипуляций  на  40-м  километре дороги Туймазы — Белебей в автомобиле «Вольво» без номеров был найден с огнестрельным ранением в голову труп В.  Берга, а позже в пруду около поселка Кальшали (Туймазинский район) было обнаружено тело его приятеля Р.Шарипова с удавкой на шее.

После всех  этих  темных  историй  Романов  был арестован,  а его коллега,  как уже было сказано, убит в сизо. Химкинские лидеры решили, что  все  это  —  дело  рук депутата.  Месть Романова была суровой.  А орудием  отмщения  он  выбрал,  как  впоследствии  выяснилось,  своего собственного     одноклассника.     Охранник     оказался    человеком исполнительным,  но не слишком  профессиональным.  Настоящие  киллеры, оставляя оружие,  всегда убеждены,  что уликой оно не будет. Для этого выбираются серийные «ТТ» и тому подобные обезличенные «пушки».

У своего  подъезда  чуть  не  погиб  и  зампред  Совета Федерации Рамазан Абдулатипов.  Если  бы  не  бдительный  жилец  того  же  дома,  которому  показался  подозрительным  «кирпич  с  усиками»,  если бы не оперативно приехавшие  милиционеры  —  Абдулатипов  мог  бы  разделить участь  коллеги  из  нижней  палаты.  Ведь  в «кирпиче» оказался целый килограмм тротила (а обычно для «громких» взрывов используется 300-400 граммов).  Может,  «пошутили» земляки из Дагестана? Ведь известно, что дагестанская группировка в Москве — одна из самых мощных и активных.

Следующее криминальное событие в стане народных избранников можно назвать случайным: На пути у 62-летнего думца Валерия Мартемьянова (из фракции  ЛДПР)  оказались  ночные  грабители,  для  которых данный вид преступного промысла  давно  уже  был  профессией.  Окажись  на  месте депутата «рядовой» гражданин,  все бы закончилось отнятой сумкой.  Но, узнав, что их жертва — большой человек, два приятеля решили от слишком опасного  свидетеля  избавиться.  Пожилого человека били ногами до тех пор, пока он не затих.

Но он  был  еще  жив.  Врачи  36-й  городской  больницы  отчаянно боролись за его спасение. Но увы… Через три дня депутат скончался. А еще  через  несколько  дней арестовали двух подонков.  Но их поимка не стала уроком тем,  для кого депутатская  неприкосновенность  —  пустой звук.  2  февраля  1995  года в подмосковном городке Зарайске был убит третий депутат — 33-летний Сергей Скорочкин.  На этот раз  «мафиозный» характер преступления был, как говорится, налицо.

Прежде всего уместно напомнить,  что убитый  сам  был  убийцей  — единственным  парламентарием,  от руки которого в период исполнения им депутатских полномочий погибли люди.  За 9  месяцев  до  этих  событий жириновец  Скорочкин  расстрелял  из  «Калашникова»  гражданина Грузии Ираклия Шанидзе и его сожительницу,  26-летнюю учительницу из того  же Зарайска.  Действовал  он  отнюдь  не  в состоянии аффекта,  к тому же весьма профессионально:  стрелял прямо из окна  «Волги»,  выпустив  18 пуль.  Но  и  после  такого  вопиющего  случая  лишать  своего коллегу неприкосновенности депутаты наотрез отказались.  Собственно, на нее-то он как раз и рассчитывал, когда шел на «мокрое».

Поскольку милиционеры за убитых отомстить не могли,  это  сделали местные  бандиты  — в духе итальянских мафиози.  В тот день Скорочкин, вернувшийся  из  Англии,  обмывал  с  друзьями  заключение   выгодного контракта.  Происходило это в кафе «У Виктора»,  где обычно собирались зарайские коммерсанты и блатари.  В самый разгар  пиршества  в  шалман ворвались пятеро в масках и с автоматами. Они представились омоновцами (что позже породило версию о причастности к расправе сотрудников МВД). Подчинившись  их приказу,  депутат встал и вышел.  Вечером того же дня его труп с простреленной головой нашли в лесу,  неподалеку от железной дороги.

Кроме напрашивающейся  версии  о  вендетте,   высказывалось   еще несколько.  В  основном  —  коммерческие.  Депутат  был одновременно и преуспевающим бизнесменом.  А бизнес,  как известно,  сегодня насквозь криминализирован.   На   что   указывало   и   наличие   у  Скорочника автоматического оружия,  и умение с ним  обращаться.  Многие  эксперты сошлись во мнении,  что поводом для убийства депутата стал подписанный им контракт о создании российско-английского СП.

После всех  этих  событий  никто  уже  не удивился,  когда пришло сообщение об убийстве четвертого депутата Госдумы — 34-летнего  Сергея Маркидонова.     Произошло    это    26    ноября    1995    года    в Петропавловске-Забайкальском,  в одном из номеров городской гостиницы. Депутат  погиб  от руки своего помощника — как раз из тех проходимцев, что попадают в Госдуму вышеописанным способом.

Официальная версия  убийства  — неосторожное обращение с оружием. Нетрезвый охранник думца якобы решил разобрать свой пистолет Макарова, причем  время  для  осмотра оружия он выбрал самое подходящее — 2 часа ночи. Раздался выстрел. Пуля вылетела по такой траектории, что угодила аккурат  в  голову  спящему  Маркидонову.  Поскольку  смерть наступила мгновенно,  можно считать,  что он умер во сне.  Сразу же после  этого охранник покончил жизнь самоубийством:  следующая пуля была выпущена в висок.

Однако версия   о  том,  что  вся  эта  трагедия  была  тщательно инсценирована,  а следователи, как всегда, выбрали самый легкий путь — списать  все  на  самоубийцу,  — эта версия все же прозвучала в ноябре 95-го, в самый разгар кампании по выборам в  Думу-96,  куда  собирался баллотироваться и Маркидонов.

Последняя темная история, связанная с нижней палатой Федерального собрания,  произошла в начале 1997 года.  Выяснилось,  что пропал  без вести  член  КПРФ и фракции «Народовластие» Юрий Поляков.  Собственно, кресло депутата пустовало еще с декабря 96-го,  но его отсутствия, как водится, никто не заметил. А когда пропажа народного избранника все же обнаружилась,  депутаты постарались эту историю замять — не  принимали специальных  постановлений  и  силовых министров на ковер не вызывали. Это событие  не  было  отмечено  ни  в  теленовостях,  ни  в  газетных аншлагах. Что симптоматично.

А история оказалась действительно  весьма  запутанной,  60-летний Поляков  не  вернулся  из  поездки  на  родную  Кубанщину.  До  своего депутатства он был первым секретарем райкома,  а  потом  председателем колхоза  «Октябрь».  В  последний  раз  колхозники  видели его поздним вечером   2   декабря,   когда   Поляков   покидал   здание   сельской администрации.

За пару   дней   до   этого   возле   здания   стала   появляться подозрительная  вишневая  «девятка».  В  ней  сидели  два  незнакомца, которые,  как  удалось  выяснить  следователям,  употребляли   дорогие сигареты.  В  тот злополучный вечер автомобиль «дежурил» на полпути от здания правления до дома депутата.  Ни выстрелов,  ни криков о  помощи никто не слышал…

Никаких убедительных версий похищения — и возможного  убийства  — выдвинуто не было. Вероятно, это бесшумное исчезновение — новый почерк российских мафиози.  Из других известных господ,  аналогичным  образом пропавших  без  вести,  можно вспомнить бывшего прокурора Чечни Усмана Имаева и алюминиевого бизнесмена Феликса Львова.

Накануне выборов  в  Думу  последнего  созыва  МВД распространило уникальный список кандидатов в  депутаты  —  по  их  принадлежности  к фракциям  и  их  прежним  судимостям  (или  привлечениям  к  уголовной ответственности).  Оказалось,  что  уголовное  прошлое  имеют   добрые полсотни кандидатов,  причем наиболее часто в связи с этим упоминались предвыборные блоки ЛДПР и КПРФ. Можно не сомневаться, что значительная их  часть  все же обзавелась депутатской неприкосновенностью,  получив «мандат доверия» от законопослушных, но мало осведомленных сограждан.

Не менее   сомнительные   личности   проникают   и   в   местные, региональные и республиканские парламенты.

В Дагестане     российские    пограничники    задержали    четыре большегрузных автомобиля с контрабандным грузом сигарет на общую сумму около двух с половиной миллиардов рублей.  Караван сопровождал депутат дагестанского  парламента  Ягадин  Багаров.  Его  задержали  вместе  с остальными контрабандистами.

Налоговой полицией  Пермской   области   был   задержан   депутат областного законодательного собрания Владимир Марковский.  А задержали его в качестве бизнесмена, злостного неплательщика налогов.

А в  Москве за решеткой оказался бывший депутат Верховного Совета СССР,  известный таджикский кинорежиссер Давлат  Худоназаров.  Он  был единственным  представителем  среднеазиатских избирателей в знаменитой (в  период   подъема   демократических   настроений)   Межрегиональной депутатской группе.

Последнее из   криминальных   событий  этого  ряда  —  задержание петербургским РУОПом исполняющего обязанности председателя комиссии по финансам   Законодательного   собрания   Петербурга  депутата  Алексея Левашова.  Ему инкриминировалось  содействие  в  похищении  16-летнего подростка.  А  основным  подозреваемым  по  делу  выступал депутатский государственного имущества в особо крупных размерах.

Собственно говоря,  в 96-м он должен был еще находиться в  местах не  столь  отдаленных,  если  бы  за  год  до  этого не был освобожден условно досрочно за  примерное  поведение  в  «зоне».  Как  утверждают следователи,  16-летнего  паренька  Терехин  похитил  прямо  из лагеря отдыха,  расположенного в Маловишерском районе Новгородской области. В лагерь  Терехин приехал на депутатской машине (с ведома ее хозяина) и, предъявив свою впечатляющую корочку,  не  вызвал  никаких  подозрений, когда  сказал  одному  из  лагерных  начальников,  что  хочет  отвезти мальчика к маме.

В действительности   подростка   в  течение  суток  насильственно удерживали  в  квартире,  опять  же  принадлежащей  депутату.  Цель  — добиться от мальчика, чтобы тот изменил показания по одному уголовному делу,  где помощник выступал общественным защитником,  а  подросток  — свидетелем   обвинения.   Характерно,  что  в  квартире,  где  прятали заложника,  находился в это время  и  сам  депутат  Левашов.  Мальчика освободили руоповцы.

Наручники на Левашова надели прямо в его  кабинете  в  Мариинском дворце  во  время перерыва между заседаниями городского парламента.  В этой истории было еще два странных эпизода.  Один — загадочная  смерть свидетеля   по   данному   делу  гражданина  Спирова.  Он  был  найден повесившимся в подъезде собственного  дома.  Есть  в  деле  и  эпизод, который   на   суконном   юридическом   языке   именуется  «растлением малолетних». Одним словом, депутат влип в историю.

А вообще   количество   темных  историй,  связанных  с  народными избранниками, исчисляется уже десятками.

Армейская граната   оборвала  жизнь  зампреда  Верховного  Совета Республики  Башкортостан,  главы  районной  администрации   50-летнего Разиля Мусина.  Вице-спикер нарвался на «растяжку» — ловушку,  которая потом часто использовалась в Чечне.  Взрыв  произошел  в  тот  момент, когда депутат дернул за ручку двери своего дома.

Характерная особенность  убийств депутатов:  их все-таки довольно часто раскрывают.  Вот и на этот раз выяснилось,  что причиной  гибели народного   избранника   стал  бизнес.  Депутата  «заказали»  директор производственно-коммерческого центра и  два  его  подчиненных.  Главой до избрания и,  видимо,  делал все,  чтобы и к окончанию срока депутатских полномочий фирма не  выходила  из-под  его контроля.  «Заказ»  обошелся в 50 миллионов рублей.  Убийство поручили омоновцу из Уфы.  Как и в случае  с  Айздердзисом,  киллера  вычислили через продавца оружия.  Оказалось, что граната была из партии, которую отпустили нелегальным торговцам боеприпасами из уфимского вертолетного училища.

От пуль киллеров гибли и депутаты из других азиатских республик — Татарстана,  Алтая.  И  всякий  раз  трагедия  заключалась в том,  что народные избранники принципиально не хотели расставаться с собственным бизнесом,  обретая депутатскую неприкосновенность. Именно коммерческая версия была выдвинута как основная при расследовании убийств  депутата Госсобрания  Республики  Алтай  Николая  Новоселова.  Он  одновременно занимался автоторговлей и строительством спиртзавода.

Какой из видов коммерции стал причиной его гибели — сейчас уже не суть важно.  Речь идет о том,  что  депутатская  неприкосновенность  — пустой  звук  для  отечественной оргпреступности.  И о том,  что точно такой же пустой звук для современного российского общества  —  понятие «народный  избранник».  Мы  не выбираем мафиози и их приспешников.  Мы выбираем законодателей, а не насильников над законами.

Наши депутаты решительно не желают очищать свои ряды от уголовных элементов.  Старую  казацкую  поговорку «С Дона выдачи нет» (имелись в виду беглые преступники,  которых прятали у себя казаки) применительно  По нынешнему  законодательству  компетентные  органы   не   могут народного избранника ни обыскать,  ни допросить. На любое элементарное следственное действие нужно испрашивать согласие всей Думы. А она — не разбираясь   в   мотивах   правоохранителей   —  конечно,  никогда  не соглашается.   Думцы   проигнорировали   практически    все    запросы Генпрокуратуры:  относительно  Егора  Гайдара  и  Сергея  Юшенкова (их антивоенного  митинга),  Сергея Мавроди (уклонение от уплаты налогов), Владимира Жириновского (пропаганда войны),  Сергея Станкевича (взятка) и  Сергея Скорочкина (убийство).  Госдума стала настоящей «крышей» для отечественного криминалитета.

Надо ли  после  этого  объяснять,  почему  народные избранники за почти десятилетнее существование нашего «демократического»  парламента так  и  не  смогли  принять  ни  «Закона  о  борьбе с коррупцией»,  ни полноценного «Закона о борьбе с организованной преступностью»? Ведь не будет же парламент бороться с самим собой!

КРОВАВЫЙ СПОРТ

Как это  ни  печально  осознавать,  спорт  и  мафия  — два слова, которые все чаще  стоят  рядом.  Казалось  бы,  как  могут  сочетаться олимпийские идеалы и воровские законы.  Увы,  законы зоны действуют, а вот идеалов все меньше.  Большой спорт стал не только до необычайности жестоким  и откровенно вредным для здоровья.  Он стал заставлять людей заступать за грани физически возможного — и многие перешагнули  вообще через   все  границы,  включая  и  те,  что  отделяют  законопослушное население от криминалитета.

Большой спорт   заставляет   борцов  за  медали  пачками  глотать анаболики и всевозможными ухищрениями обманывать допинг-контроль  —  а это   значит,   что  процветает  подпольный  фармацевтический  бизнес, граничащий с наркобизнесом.  Большой спорт — это договорные матчи, это взятки и коррупция.  Большой спорт — это бешеные деньги,  мимо которых не могут пройти рэкетиры всех мастей.  Уход из большого спорта  —  это для  многих  страшная моральная травма и поиск нового применения своим накачанным мышцам, которое бы приносило такие же бешеные деньги.

Большинство самых  известных «крестных отцов» — Япончик,  Михась Мансур — были отменными мастерами силовых единоборств (борьбы,  бокса, карате). Покровителем российских спортсменов стал небезызвестный Отари Квантришвили.  Большинство самых громких криминальных  скандалов  1996 года  были  так  или  иначе связаны с Национальным фондом спорта и его бывшими руководителями — экс-министром физической  культуры  и  спорта Шамилем  Тарпищевым  и  экс-председателем  банка «Национальный кредит» Борисом Федоровым.

Первым «звонком» о близости спорта и мафии можно считать убийство одного из самых титулованных  российских  (советских)  боксеров  Олега Каратаева. Человека, одержавшего в 1974 году на чемпионате мира победу над самим Мохаммедом Али.  Человека,  который  только  на  официальных  отправил в нокаут 160 соперников.  Пятикратного чемпиона СССР,  призера чемпионатов Европы и мира.  Первого советского боксера, которого  официально  пригласили  в  США  работать  в профессиональном боксе.

Когда он  перешагнул  пресловутый  рубеж?  В  какой  момент лидер советского спорта связал свою жизнь с лидерами отечественного, а потом и  американского  криминалитета?  Еще до первого ареста (за ограбление иностранцев) или когда за драку он сел во второй раз?

Так или  иначе,  но  уже  к  началу 90-х в его криминальном бытие никто не сомневается.  Одни считают его влиятельным членом  бауманской группировки.  Другие  зачисляют  его  в  мафию  Екатеринбурга,  где он родился. Лидером крупнейшей криминальной группировки этого города одно время  был  его  друг  и  тезка Олег Вагин,  заказавший немало убийств «авторитетов» и воров в законе и сам погибший от руки киллера в 92-м.

Уже после  отъезда с помощью фиктивного брака в Нью-Йорк Каратаев близко  сходится  с  Япончиком,   что   не   мешает   ему   оставаться вице-президентом   Всемирной   боксерской   ассоциации   и   одним  из руководителей Ассоциации  профессионального  спорта  России.  Место  и характер  его  убийства  не  оставляют  сомнений  в роде занятий этого человека.  12  января  94-го   года   в   половине   пятого   утра   с неустановленным  мужчиной он вышел из ресторана «Арбат» на Брайтон-Бич похоронили на Ваганьковском кладбище.

Через три месяца там же при большом стечении весьма своеобразного народа   будет   похоронен   председатель   Фонда   социальной  защиты спортсменов имени Льва Яшина,  мастер  спорта  международного  класса, заслуженный   тренер   по   греко-римской   борьбе   Отари  Витальевич Квантришвили,  брат вора в  законе  Амирана  Квантришвили,  убитого  в августе  93-го  одновременно с Федей Бешеным (Федором Ишиным) — другом Каратаева. С местом на престижном Ваганьковском кладбище помог певец и бизнесмен Иосиф Кобзон,  который шел за гробом человека,  считавшегося «крестным отцом»  «спортивной  мафии»  и  своеобразным  буфером  между обществом и криминалитетом.

Некоторые считают,  что Отари убила одна из российских спецслужб. Дабы доказать преступному сообществу,  что его неудержимого стремления ввести своих представителей во властные  структуры  еще  недостаточно, чтобы это в реальности произошло.  (Кто бы мог тогда предположить, что личный  тренер  президента   страны   будет   ручкаться   с   лидерами криминальных  группировок?)  Больше  всего «наверху» раздражало частое мелькание Отари в прессе и на телеэкране.

Например, по  московскому  телеканалу  показали выступление Отари Витальевича   на   очередном   торжестве.   Всем    запомнилась    его многозначительная  фраза,  предшествующая  выходу  на  сцену  мастеров классической борьбы: «Это наша сила!»

В версию   об   участии   в   устранении  Квантришвили  спецслужб вписывается и оперативная информация  о  том,  что  киллером  выступал легендарный  Солоник,  бывший спецназовец ГРУ.  Но поскольку доказать, что заказ на убийство Отари  поступил  «сверху»,  никто  не  может,  в прессе  появляется  основанная  на  слухах  беллетристика.  К примеру, «Новая газета»,  имеющая неплохие источники в компетентных органах,  в
апреле 97-го поведала такую полуфантастическую историю.

«За час  до  убийства  в  один  из  московских  ресторанов  вошел мужчина. Соблюдая установившееся правило, он предусмотрительно оставил машину в  другом  месте.  Встреча  была  конспиративной.  За  столиком ресторана его ждали двое.  Они переглянулись и подняли бокалы с вином. «За упокой души Отарика»,  — сказал  пришедший,  начальник  одного  из силовых ведомств Москвы».

Есть и еще  как  минимум  четыре  логичных  версии  гибели  этого удивительного человека.  Одна — автомобильная:  Отари Квантришвили, по некоторым данным,  конкурировал с Бадри Патаркацишвили — правой  рукой Березовского  в  ЛОГО-ВАЗе  —  при  дележе столичного рынка экспортных моделей и станций техобслуживания. Вторая версия — нефтяная. Отари, по различным  свидетельствам,  контролировал  терминалы  на  Черноморском побережье,  где главным оппонентом «грузинского клана» была «чеченская община».  Третья  версия  — чисто этническая.  В тот период была целая волна криминальных разборок,  в ходе которых погибло  немало  земляков Отари  Витальевича.  Он  был  лишь  один из длинного списка погибших в 94-95-м годах грузинских «авторитетов» и воров в законе.

Четвертая версия — льготно-спортивная.  Шел серьезный спор, через какой фонд прокручивать бюджетные  деньги  (или  суммы,  полученные  в результате  безналоговой  и  беспошлинной  коммерческой деятельности): через Фонд защиты спортсменов Квантришвили или через недавно созданный стараниями Тарпищева Национальный фонд спорта.  О близости Тарпищева к криминальному миру мы расскажем чуть ниже.

Об Отари Витальевиче ходило и ходит по сей день множество легенд. Во многих он представляется эдаким Робин Гудом,  защитником  обиженных спортсменов,  которые  по  разным  причинам  были  вынуждены  оставить большой спорт.  Один из самых вдохновенных мифотворцев — Иосиф Кобзон. В  телекамеру,  не моргая,  он рассказывает,  что его друг Отари делал только одно,  весьма благородное дело —  просил  бизнесменов  немножко поделиться,  помочь семьям спортсменов-инвалидов. Отари Витальевич был безотказным человеком,  отзывчивым другом,  всеобщим «папой». Известен такой факт:  когда Япончика посадили в 1981 году на 14 лет,  его детей взял под опеку именно Отари.

Все это,  однако,  не  мешало  Отари  пользоваться  непререкаемым авторитетом в столичном криминальном мире,  проводить широкомасштабные мероприятия по легализации преступных капиталов (под видом пресловутой благотворительности),  мирить  и  судить  конкурирующие   криминальные группировки.  И  при этом быть теневым владельцем целой сети столичных казино.

Более того,   на  начальном  этапе  —  где-то  в  начале  80-х  — Квантришвили  как  член  «грузинского  клана»   лично   участвовал   в разборках.  Например,  в  гостинице  «Советская» братья Амиран и Отари весьма круто побеседовали с тбилисцем Роландом  Кабаджаном  по  кличке Ролик.

Показательным был  высокий  профессионализм   убийства:   снайпер стрелял с расстояния 50 метров,  и все три пули,  которые он выпустил, попали в намеченную цель — в голову,  шею и  грудь.  Показательные,  с размахом  похороны  —  количество  приехавших  и пришедших исчислялось тысячами.

Какие только   версии  о  причинах  этого  громкого  убийства  не выдвигались! Никто, однако, не связал его с событиями, происшедшими за полтора  месяца  до  этого  на улице Правды.  А произошло покушение на единственного журналиста,  которому удалось  собрать  и  приступить  к публикации  обширного компромата на «крестного отца» спортивной мафии. Дело в том,  что многие,  кто интересовался данной тематикой, конечно, поражались  тем,  насколько  ловко  Отари  Витальевич  совмещает  свои общественно-официальные и  Криминальные  полномочия.  Но  на  открытое выступление против этой исполинской фигуры не решался никто.

Речь идет о  журналисте  «Российской  газеты»  Алексее  Матвееве, который  выбрал  для  себя  весьма  трудную  и  опасную специализацию: расследование злоупотреблений в большом спорте, прежде всего в футболе (договорные матчи,  «разборки» в сфере спортивных функционеров).  Но в этот раз  он  подготовил  принципиально  новую  по  уровню  затронутых проблем   серию  разоблачительных  статей.  И  она  напрямую  касалась неприкасаемого доселе Отари Витальевича Квантришвили.

По слухам,  которые  можно  считать вполне достоверными,  люди от Квантришвили (а некоторые утверждают, что сам Отари) звонили Алексею и настойчиво советовали не трогать эту «нехорошую» тему. Но обозреватель «РГ» оказался человеком  мужественным  и  принципиальным.  Он  наотрез отказался слушать «добрые» советы. За что и поплатился.

Средь бела дня,  недалеко от Савеловского  вокзала,  при  большом количестве случайных свидетелей произошло беспрецедентное нападение на сотрудника  официального  правительственного  издания.  Матвеев,   как обычно,  шел на тренировку в спорткомплекс «Пресса»,  расположенный на улице  Правды.  Неожиданно  на  него  набросились  двое   незнакомцев, оттащили к близлежащему кустарнику,  связали руки за спиной.  Прохожие заметили,  как блеснуло лезвие опасной бритвы.  Нет, его не убили. Его «поучили»  — то есть изуродовали,  исполосовали лицо,  а потом и руки. Если бы не  оперативность,  с  которой  доставили  истекающего  кровью журналиста  в  Боткинскую больницу,  его дни были бы сочтены.  Проведя несколько операций, врачи наложили более 30 швов.

А через  1,5 месяца человека,  который,  как многие предполагали, заказал эту пытку, тремя меткими выстрелами уложил снайпер. Связаны ли эти события?  Можно предположить,  что правоохранители,  которые давно держали «под колпаком» Отари,  могли бы после покушения на  журналиста активизироваться.  А арест Квантришвили неизбежно повлек бы за собой и другие аресты в стройных рядах спортивной мафии. То есть оставлять уже скомпрометированного  Квантришвили  в живых было для могучих теневиков невыгодно и небезопасно.

По другой  версии,  компромат  на  Отари  дали  Матвееву  люди из другой, оппонирующей «спортсменам» группировки. Ранение журналиста они восприняли как вызов — и ответили на него быстро и беспощадно.

Так или иначе вектор движения пятой власти на сближение с  первой был обозначен именно респектабельной фигурой Квантришвили — и пролегал именно по линий спорта.

По количеству  криминальных событий,  связанных со спортсменами и имевших очевидное отношение к организованной преступности,  «лидируют» (как нетрудно было предположить) мастера силовых единоборств. И прежде всего — боксеры,  включая модное ответвление классического  бокса  под названием  кикбоксинг.  В  былые времена «мордобой» на ринге привлекал только  режиссеров  —  несть  числа  фильмам,  в  которых  волею  рока профессионалы  кулачного боя переносят свою энергию и агрессивность за границы ринга.

Сегодня это стало страшной российской реальностью.  В этом смысле весьма показательна история восхождения на вершину преступного  Олимпа Иванькова-Япончика. В банду Монгола он попал благодаря своему высокому боксерскому  мастерству.  Спортклубы  и  спортшколы   превратились   в настоящую   кузницу   кадров   для   преступных  группировок.  Это  не преувеличение.  Ведь от пуль киллеров погибают  не  только  учителя  и директора этих школ, но и их высокопоставленные руководители.

Серия этих убийств в «верхних боксерских эшелонах» после гибели в Нью-Йорке  Каратаева  продолжилась  в  Подмосковье,  в  дачном поселке Видновского района.  Автоматная очередь оборвала жизнь самого главного российского  кикбоксера,  президента профессиональной лиги кикбоксинга «Китэк», учредителя нескольких фирм с аналогичным названием 34-летнего Юрия  Ступенькова.  Поскольку  убийство  произошло в половине девятого утра,  свидетелей этого преступления не обнаружили (или они  предпочли скрыть от следователей то, что увидели). За жизнь Ступенькова боролись врачи 2-й градской больницы,  ему сделали срочную операцию. Но ранения в грудь и живот оказались несовместимыми с жизнью.

Ступеньков сделал  немало  для  популяризации  в   нашей   стране кикбоксинга.  Именно  по  инициативе Ступенькова впервые бои за звание чемпиона мира в этом молодом виде спорта прошли в России.  Похоже, сей спорт смертельно опасен для тех, кто делает на нем свой бизнес. Причем не  столько  для   самих   участников   турниров,   сколько   для   их организаторов.

Кстати, незадолго до этих событий  по  подозрению  в  рэкете  был задержан   чемпион  мира  по  профессиональному  кикбоксингу  Владимир Задиран,  хорошо знакомый со Ступеньковым и его людьми.  Правда, арест этот   произошел   в  соседней  Белоруссии.  А  почти  одновременно  с Квантришвили погиб известный кикбоксер и «авторитет»  Евгений  Подаев. Незадолго  до  этого у него был крупный спор с Отари по поводу раздела сфер влияний во время  их  личной  встречи  на  презентации  крымского филиала партии спортсменов.

Но и  в  России  мастера  кулачного  боя  продолжали оставаться в криминогенной зоне и регулярно оказывались на прицеле  у  киллеров.  И тогда  им  оставалось  надеяться  только на свое богатырское здоровье. Чемпиону СССР по боксу Анатолию Коптеву «повезло» — получив тяжелейшее ранение  во Владивостоке,  в августе 95-го,  он все-таки выкарабкался. Правда,  пострадала его спортивная карьера —  но  что  она  значит  по сравнению с жизнью?

С той  же  печальной регулярностью под свинцовый дождь попадали и представители других видов  спортивных  единоборств.  Причем  погибали первые среди первых.  Через год после убийства основателя лиги «Китэк» выстрелом  в  упор  был  убит  и  основатель  Международной   академии восточных    единоборств,   руководитель   Центра   боевых   искусств, (кстати,  кузен  заслуженного  певца).  До  этого  в Болгарии был убит известный преподаватель кунгфу Герман Винокуров,  ставший в  последние годы жизни известным мафиози.
    
2 марта 1996 года в подмосковных Мытищах на квартире  заместителя председателя  Ассоциации  карате  зарезаны  хозяин  и трое членов этой организации.  А чуть раньше погиб архангельский  тренер  по  таэквондо Максим Астафьев.  Его машину взорвали в Москве, на улице Твардовского. Увы, против пульта дистанционного управления приема не изобретено ни в одном из видов восточных боевых искусств.

Впрочем, здесь требуется оговорка.  Заповеди буддизма и даосизма, которые  по  традиции  внушает  тренер  своим ученикам,  категорически запрещают, кроме крайней нужды, использовать, свое искусство «в миру», тем  более  для  рэкета или других криминальных способов зарабатывания денег.  Беда российских,  с позволения сказать, спортсменов в том, что они   считают   внешними   и   ненужными  все  моральные  установки  и интересуют только  приемы  в  чистом  виде  —  приемы понимают,  что тем самым лишаются и самого надежного из  бронежилетов. Ведь  даже  при  нынешнем  разгуле преступности вероятность того,  что гражданин, достаточно мала.

По крайней мере по сравнению с бывшим спортсменом,  который решил заняться  бизнесом,  так  и  не расставшись с агрессивными — присущими именно для современного  большого  спорта  —  категориями:  абсолютная победа  или абсолютное поражение.  Почему прямо возле своего подъезда, на улице Дыбенко,  был убит мастер  спорта  СССР  по  вольной  борьбе, инструктор  ЦСКА  Александр  Тузенко?  Мы  можем только догадываться и искать аналогии с другими мастерами броска  и  подсечки.  Например,  с «авторитетом» Михасем или «вором» Япончиком.

Кстати, надо отметить,  что именно из  спортсменов  первоначально состояли  многие  столичные  группировки.  Чисто  спортивным на первом этапе  был  «личный  состав»  солнцевской  братвы.   Качки-культуристы составляли   костяк   знаменитой  люберецкой  группировки.  Любопытные подсчеты сделали  правоохранители  Украины.  Тамошнему  ГУОПу  удалось раскрыть 10 преступных групп,  состоящих исключительно из разрядников, кандидатов и мастеров спорта,  и еще 37  групп,  где  спортсменом  был совершили  398  тяжких  и  средней  тяжести  преступлений:   несколько десятков  нападений  и  ограблений,  более  ста  краж,  более  двухсот вымогательств и т.д. и т.п.

Известный московский  культурист,  дававший  интервью автору этих строк,  признался,   что,   поскольку   он   постоянно   нуждается   в специализированном  и  дорогостоящем  питании (основанном на различных анаболических препаратах),  немало времени у  него  уходит  на  поиски дополнительных   заработков.   А  самым  простым  и  быстрым  способом заработать нужные средства является ставшее уже традиционным вышибание долгов.

Правда, он оговорился,  что занимается  этим  только  по  просьбе друзей  и  только  в  тех  случаях,  когда уверен,  что «действительно должны».  Но нетрудно догадаться,  что  именно  так  спортсмен  делает первый  шаг  на  пути профессионального рэкета.  Пути,  на котором его могут ждать ворота тюрьмы,  а чаще —  дула  автоматов,  оказавшихся  в руках таких же бывших спортсменов.

Если одни рекордсмены и чемпионы становятся бандитами,  то другие по  причине  общей  криминализации  большого  спорта  сами оказываются жертвами рэкетиров.  Все чаще это происходит с  российскими  звездами, работающими по контракту за рубежом. Русская мафия давно положила глаз на сверхдоходы наших мастеров. Объектом вымогательства стал, например, знаменитый  хоккеист,  один из лучших бомбардиров американской команды «Буффало сейбрз» Александр Могильный.  С него требовали «черным налом» ни  много ни мало 150 тысяч «зеленых».  По подозрению в рэкете полиция арестовала  двух  российских  иммигрантов.   Один   из   них,   Сергей Павловский, когда-то был другом Могильного и помог ему еще в 89-м году перебраться в США.  А потом,  видимо,  решил, что за такое доброе дело имеет   право   требовать   «дивиденды».  А  угрозы  Павловского  были нешуточные:  Могильному гарантировали,  что в лучшем случае переломают ему ноги. А в худшем — отправят на тот свет.

Похожий «наезд»,  по слухам,  произошел и  на  одного  из  лучших футбольных форвардов сборной России, известного бомбардира бундеслиги, выступающего за немецкий клуб «Карлсруэ»,  Сергея  Кирьякова.  Что  от него  требовали  и  чем  угрожали,  история умалчивает,  но бомбардиру пришлось  переехать  из  особняка  в  престижном  пригороде  в   более безопасный  центр  городка Карлсру.  В криминальных разборках оказался замешан и близкий друг Кирьякова,  также выходец из России,  владевший рестораном «Лебеди». Он был застрелен в мае 95-го.

Вообще футбол   по   криминальности   уступает   только   силовым единоборствам.   Футбольные   турниры   —  это  одновременно  и  очень рентабельные  мероприятия,  и  прекрасный  способ  отмывки   «грязных» капиталов.  «Договорная  игра» — сей термин прочно вошел в современный спортивный  обиход.  В  столичной  прессе  целые  полосы   посвящаются расследованиям подоплеки тех матчей, в которых «денежная» составляющая победы была проявлена наиболее ярко. Многие случаи взяток судьям почти официально зафиксированы и сомнений не вызывают.

Например, попытка подкупа испанского судьи Антонио  Лопеса  Ньето со  стороны руководства киевского «Динамо».  Его предполагаемые услуги во время предстоящей встречи киевлян с  греческим  «Папатипанкосом»  в рамках  УЕФА  были оценены в 30 тысяч долларов.  Взятка предлагалась в виде сувениров и меховых шуб.  Оказавшийся неподкупным судья (а может, просто  не  сошлись  в  цене?)  сделал  по  этому  поводу  официальное заявление представителям УЕФА.

В том  же  95-м  году  на  Украине  произошло еще одно откровенно криминальное событие,  связанное с футболом.  Прямо  на  стадионе,  во время   футбольного  матча,  произошел  мощный  взрыв,  потрясший  всю республику.  Бомба сработала в тот  самый  момент,  когда  в  гостевую трибуну  входил  42-летний  президент  АО  «Футбольный  клуб  «Шахтер» Александр Брагин.  Вместе с ним на тот свет отправились и  пятеро  его телохранителей.  Ни  они,  ни  бронированный автомобиль «Мерседес-600» (который был приобретен после первых двух покушений) не смогли  помочь хозяину  клуба — в слишком «крутой» бизнес оказался он вовлечен.  Была фирмой  «Люкс»,  которую Брагин возглавлял по совместительству,  или с каким-то третьим видом бизнеса,  следователи так и не узнали. Заказные убийства столь важных господ за редчайшим исключением не раскрываются.

Похоже, большой  хоккей также становится смертельно опасным видом спорта.  22 апреля 1997 года в 8.40 утра в 200 метрах  от  своей  дачи Иванцево  в  Дмитревском районе Московской области убит находившаяся  вместе с ним в машине в тот момент,  когда киллер открыл госпитализирована.  По заявлению врачей,  ее жизнь вне опасности.

Несмотря на высокий пост,  который занимал спортивный  функционер (его  считали третьим человеком в российском спорте — после министра и президента  Олимпийского  комитета),  расследование   этого   громкого вести не Следственному управлению Генеральной,  а  одному  из  отделов Московской  областной  прокуратуры  под общим руководством заместителя прокурора области Юрия Балабана.  Оперативная поддержка осуществлялась не профессионалами из МУРа,  а милиционерами из области. Это очевидное асследования  легко  объяснимо:  практически  все дела о «разборках», связанных с большим спортом, оказались «висяками». Не раскрыто ни одно из  них:  от  убийства  Отари  Квантришвили  до  покушения  на  Бориса Федорова.

И все  же  шанс переломить эту тенденцию в данном случае есть.  В отличие от высокопрофессионального убийства Квантришвили, расправа над Сычом  кажется  не  слишком  хорошо  подготовленной  и  даже несколько поспешной.  Киллер  использовал  старый,  давно  снятый  с  вооружения десантный  автомат с проржавевшим прикладом.  В качестве транспортного средства убийцы выбрали весьма «бэушный» пикап с  прогнившим  кузовом, выбитой   радиаторной   решеткой  и  наспех  прикрученным  алюминиевой проволокой госномером.  И самое главное:  если бы Валентин  Лукич  был чуть  более  осмотрительным,  операция  могла  и вовсе сорваться.  Еще накануне вечером соседи его предупредили,  что  за  его  домом  следят какие-то люди на старом «Москвиче».  Он должен был насторожиться: ведь еще год назад в его адрес звучали недвусмысленные телефонные угрозы, о которых  он публично поведал на пресс-конференции в Новогорске.  Тогда это связали с именем Владимира  Петрова,  о  конфликте  с  которым  мы расскажем  чуть ниже.  Звонки продолжались и после того,  как конфликт был (по крайней мере внешне) исчерпан.

Когда на  следующее  утро  «Вольво»  президента  ФХР  выехала  из деревни,  Сыч увидел ту самую машину,  о которой его предупреждали. Но вместо  того,  чтобы  повернуть назад,  президент приказал подъехать к «Москвичу» и переписать его номера…  Первые два выстрела — и Сыч был убит  на  месте  (пули  попали  в  голову  и грудь).  Затем автоматчик опустошил весь «рожок»,  но добивать успевших  пригнуться  водителя  и жену Сыча не стал. Видимо, торопился.

Как известно,  профессиональный киллер не оставляет своей  жертве никаких  шансов.  Не оставляет он и свидетелей.  Очевидно,  «заказ» на убийство был «оформлен» в спешке.  Убрать Сыча очень спешили именно до его отлета на чемпионат мира в Финляндию.

Наиболее расхожей стала версия о том (на ней сошлись  практически все средства массовой информации), что гибель Валентина Сыча связана с внешнеэкономической деятельностью Федерации хоккея России,  точнее, со льготами,  которыми  ФХР  располагала.  Только  в  1995 году  приобрела подакцизных товаров,  в частности,  спиртных напитков на  41 миллион 125 тысяч долларов.  Как правило, Национальный Фонд спорта сам продавал продукцию и затем уже «спускал» те или иные суммы — по своему усмотрению  —  в  спортивные  федерации.  Исключение делалось лишь для Федерации хоккея России.  ФХР имела право самостоятельно распоряжаться акцизными  марками  и реализовывать товар по той цене,  по которой она считала нужным. Соответственно, и распоряжаться доходами.

В спортивных кругах Федерация хоккея России считалась не одной из самых,  а самой льготной.  Поэтому за кресло президента шла  отчаянная борьба.  На  первый  взгляд,  она  была  связана  с  чисто спортивными вопросами — наши из рук вон плохо выступили на  Чемпионате  мира  1994 года в Италии.  По старой «совковой» традиции стали поговаривать,  что надо менять руководство — то есть  Владимира  Петрова,  который  стоял тогда   во   главе   федерации.   Переворот  готовился  исподволь,  но о  создании  НФС  и щедрых таможенных льготах для него.  В апреле 1994 года Петрова освободили от руководства ФХР,  вместо него был  назначен Сыч.  В августе 1995 года Петров выигрывает иск о своем восстановлении в должности,  приходит на  телевидение  с  видом  победителя  и  через несколько  дней  тихо  и  без  шумихи  отказывается  от  должности без каких-либо комментариев.  На этом льготном посту нужен был именно Сыч, чтобы именно через него проходили огромные энфээсовские деньги.

За два года до описываемой трагедии в  ходе  подготовки  к  кубку «Спартака»  звезды  НХЛ во главе с Фетисовым требовали обеспечить себе проживание в  отеле  «Пента»  и  тренировки  в  спартаковском  манеже, федерация  же предлагала хоккеистам разместиться на тренировочной базе      Конфликт тогда был погашен стараниями Валентина Лукича,  великого мастера  компромисса.  Сыч  вообще  обладал  редким  даром   избегать, локализовывать и сглаживать конфликты. В частности, он честно выполнял все мыслимые и немыслимые требования капризных  русских  легионеров  в НХЛ,  которые  представляли  сборную России на Кубке мира.  Энхаэловцы тогда встали в  оппозицию  к  тренерам,  дело  дошло  даже  до  письма Президенту.  Но Сыч сумел локализовать и этот скандал, итогом которого стало лишь неудачное выступление нашей сборной на Кубке мира.

Должность президента   ФХР  —  хлебная.  К  президенту  стекаются бюджетные деньги,  деньги от продажи игроков,  деньги от игр сборной в коммерческих   турнирах,   деньги  от  спонсорских  контрактов  и  еще много-много всяких денег.

После возвращения  Сыча  с  чемпионата  должен  был  окончательно решиться  вопрос,  по  какой  формуле  будет   проводиться   следующий чемпионат  Российской  хоккейной Лиги.  Это могло быть еще одним полем для серьезных «разборок».

Итак, в  откровенно  криминальные  разборки  в   последние   годы оказались  вовлечены  высшие  спортивные функционеры.  Включая бывшего министра физкультуры и спорта Шамиля Тарпищева  и  созданного  по  его инициативе Национального фонда спорта (НФС),  бразды правления которым он в 94-м году передал своему коллеге (и,  как считали,  другу) Борису Федорову.

Пикантность ситуации состояла в  том,  что  Тарпищев  был  личным тренером  Президента,  как  говорили,  на  протяжении  многих лет имел «доступ к уху» Бориса  Ельцина  и  входил  в  так  называемую  «партию фаворитов»,   состоящую   из   главы  Службы  безопасности  Президента Александра   Коржакова,   главы   ФСБ   Михаила   Барсукова,   первого вице-премьера  Олега  Сосковца  и  некоторых других менее значительных персон (одно время сюда же относили министра обороны Павла  Грачева  и секретаря  Совета  безопасности  Олега  Лобова).  Так  случилось,  что главный удар по репутации министра  физкультуры  и  спорта  нанес  его бывший сподвижник.

Впрочем, все по порядку. НФС, созданный для поддержки российского спорта,  действительно оказавшегося в новых рыночных условиях в крайне тяжелом положении,  получил невиданные доселе таможенные  и  налоговые льготы.  Ему  было  разрешено практически беспошлинно ввозить в страну алкогольную продукцию и сигареты и при этом не платить налоги со своих церковь — ее  хозяйственники  импортировали  табак  под  видом  помощи русским   верующим  якобы  со  стороны  иностранных  благотворительных организаций.

Других конкурентов НФС не знал. Когда московские нувориши поняли, насколько  выгоден  «спортивный»  бизнес,  они  наперегонки  бросились предлагать  Федорову  свои  услуги.  В  итоге НФС оброс целой паутиной никому   не   известных   фирмочек   (зачастую    бабочек-однодневок), выступавших  в роли подрядчиков фонда на операции по экспорту любимого напитка нашего народа.  Обороты НФС  (точнее,  созданной  вокруг  него торговой сети) вскоре стали исчисляться сотнями миллионов «зеленых».

При этом никакого реального эффекта на  состояние  отечественного спорта  этот  крупный  бизнес  не  оказывал.  Фирмочки обогащались,  а мастера все равно продолжали уезжать на Запад.  Видя, что происходит с детищем  Тарпищева  и  Федорова,  многие политики требовали отобрать у фонда разорительные для российской экономики  льготы:  ведь  дошло  до того,  что  уже  большая  часть  импортной водки,  которую мы видели в рилавках,  была ввезена в страну без  всяких  пошлин,  а потому откровенно вытеснила с рынка отечественного производителя.

О том,  что  он  добьется  вывода  НФС  из-под   государственного протежирования,  во всеуслышание заявлял Анатолий Чубайс.  Но и ему не удалось справиться со «спортивным» лобби.

Между тем  НФС  все  больше  оказывался  под  влиянием  теневых и криминальных   структур,   с   начала    перестройки    контролирующих значительную  часть  алкогольного  рынка  и  не желающих этот контроль ослаблять.  Первым сигналом о том,  что в ведомстве Тарпищева-Федорова можно считать происшествие в Факельном переулке в внешнеэкономической  деятельности  НФС Льва Гаврилина.  К тому времени часть льгот у НФС все же отобрали,  и это, по мнению экспертов, сильно осложнило  отношение  спортивных функционеров с «крутыми» коллегами по Игр  доброй  воли,  под
проведение которых НФС набрал особенно крупную порцию кредитов.  После отмены части льгот по некоторым кредитам  НФС  расплатиться  не  смог. Расплачиваться  пришлось  Гаврилину.  Что делать,  правила «спортивной жизни» жестоки.  Или,  как говорили (когда-то — без  заднего  смысла): спорт требует жертв.

А вот  мнение  эксперта  отдела  по   борьбе   с   экономическими преступлениями  ГУВД  Москвы  Юрия  Сычева:  «Руководство  НФС  и  ему подобных фондов-льготников изначально не заинтересовано иметь  дело  с легальным,  солидным  бизнесом.  В  то  же  время криминальные дельцы, оперирующие  с  «черным  налом»,  имеют  гораздо  больше  возможностей отблагодарить   спортивных   функционеров,   одаривших   этих   господ льготами. Кстати, на аналогичные льготы претендовал в свое  время  и  Отари  Квантришвили,  который был застрелен,  не успев зарегистрировать свою  Партию  спортсменов.  Криминальные  разборки  в стане   НФС,  история  ввоза  по  «спортивным»  программам  фальшивого «Абсолюта» и весьма  темной  по  происхождению  «Кремлевской»,  прочие аферы, естественно, не могли не заинтересовать компетентные органы. Но дело,  возбужденное ФСК,  благополучно прикрыли  в  Генпрокуратуре.  А мелкого   нарушения.   Правда,   вскоре   он   уволился.   Аналогичная криминальная  атмосфера  создалась  и  вокруг  объединений глухонемых, слепых, чернобыльцев, афганцев. Отличие от НФС заключалось лишь в том, что льготы им предоставлялись не на таможне, а при налогообложении».

Убийство Гаврилина  оказалось   лишь   прологом   к   еще   более драматичным  событиям.  В конце мая 96-го ЧП произошло с самим Борисом Федоровым,  совмещавшим в тот период высшие посты  в  НФС  и  в  банке «Национальный  кредит».  Сообщение  о  том,  что спортивный функционер арестован — причем всего лишь за то,  что в  бардачке  его  автомобиля обнаружили  несколько граммов наркотиков,  то есть явно под надуманным предлогом, не могло не вызвать волны догадок и версий.
    
В СМИ  одна  за  другой стали появляться утечки любопытной,  даже интимной информации из жизни бывшего  комсомольского  вожака.  Сначалам сообщалось,  что в крови президента НФС обнаружили наркотики. Друзья и близкие  задержанного  выступили  с  опровержениями,  утверждая,    «травкой» Борис сроду не баловался.  Тогда, со ссылкой на его «прежних коллег»,  руководителя  НФС  публично  представили  как   законченного алкоголика, правда, недавно «зашившегося».

Все это походило на  преднамеренные  утечки  информации  с  целью дискредитации и смещения президента НФС с его поста.  Так и произошло. Буквально  на  следующий  день  после  сообщения  в  СМИ   об   аресте функционера  давний  покровитель  Федорова  Шамиль  Тарпищев не только публично отмежевался от своего протеже,  но тут же собрал чрезвычайную конференцию   правления   НФС,   где  подследственного  единодушно  из президентов уволили.  Самым удивительным было новое назначение. Отныне руководителем  спортивного  фонда  стал  полковник  антикоррупционного отдела Службы безопасности  президента,  бывший  начальник  одного  из отделов  Московского  уголовного  розыска Валерий Стрелецкий.  Он же — ближайший сподвижник Александра Коржакова.

Одним словом,  ветер  явно дул из Кремля.  Позже выяснилось,  что незадолго до ареста и Стрелецкий, и Коржаков встречались с Федоровым и вели  «профилактические»  беседы.  Речь  шла  о 40 миллионах долларов, которые Федоров якобы задолжал государству и которые было  бы  неплохо направить на нужды кампании по перевыборам российского Президента.

То, что целью ареста была рокировка в руководстве НФС  и  желание прибрать к рукам СБП этого весьма прибыльного бизнеса,  стало ясно уже на  следующий  день  после  назначения  Стрелецкого.  Едва  состоялась отставка   Федорова,  как  врата  его  узилища  распахнулись.  Правда, уголовное дело по наркотикам не закрыли,  а  это  означало,  что  меру окажется слишком болтлив.  Но экспрезидент  НФС  оказался  не  робкого десятка.  Журналистам,  ожидавшим  его выхода у ворот сизо,  он тут же.

Не прошло   и   двух  недель,  как  на  Федорова  было  совершено покушение.  Правда, ему относительно повезло. Не слишком умелый киллер воспользовался несмазанным «люггером».  Он сумел выпустить только одну пулю — на второй пистолет  заклинило.  Тогда  киллер  выхватил  нож  и четыре раза пырнул Федорова в шею и грудь.

Но у  спортивного  функционера  оказалось  поистине   чемпионское здоровье. Он не только выжил и сумел восстановиться в клинике одной  западноевропейских  стран,  но,   вернувшись   в   Россию,   продолжил информационную войну с Коржаковым и Барсуковым. За что и был награжден возвращением на руководящую должность в родной НФС.

Одним из    самых    скандальных   выступлений   Федорова   стало опубликование  расшифровки  аудиозаписи  его  весенней  (незадолго  до ареста) беседы с членами ельцинского избирательного штаба, где он дает исчерпывающую характеристику своему  бывшему  коллеге  и  покровителю, министру    физкультуры    и    спорта    Шамилю   Тарпищеву   и   его высокопоставленным друзьям.  Беседа происходила, как позже выяснилось, в одном из офисов ЛОГОВАЗа.  Интервьюерами (обозначенными в публикации автору  этих  строк,  выступали:  дочь  российского Президента Татьяна Дьяченко,  глава ЛОГОВАЗа (после переизбрания Ельцина  —  замсекретаря Совета безопасности) Борис Березовский, заместитель главного редактора «Огонька»  (после   переизбрания   Ельцина   —   глава   президентской администрации) Валентин Юмашев.
    
Под диктофонную запись Федоров поведал о связях Шамиля  Тарпищева (в  публикации  именуемого  Шамой)  и прочих президентских фаворитов с откровенными криминалами:  Тайванчиком,  с «авторитетами» Измайловской группировки,  с  братьями  Черными  —  известными  теневыми  дельцами, оперирующими на алюминиевом рынке, с подследственным нефтяным магнатом Петром Янчевым. Федоров, к примеру,  утверждал, что Коржаков познакомил Тарпищева с Тайванчиком и измайловцами.  «У них появился эксклюзив на Шама.  Что они говорили — то он и делал…  Дошло до того,  что между ним и  мною разборками  занялись бандиты.  Я с женой приезжаю на Тур-де-Франс,  ко мне подходят Тайвань,  Самсон Миравский, Лева Черепов, все остальные и шесть часов мне устраивают разбор:  почему я мешаю, почему я деньги не плачу?.. Раз в месяц он тянет меня на какие-то разборки».

Такая вот  насыщенная  спортивная  жизнь.  Еще  один  характерный эпизод.  Упомянутый приятель Тайванчика Черепов  с  помощью  Тарпищева пристраивает  на пост вице-президента НФС своего 24-летнего племянника Павла Задорина.  А потом «звонит Собчаку,  говорит,  чтобы тот  принял Задорина как представителя по Олимпиаде-2004.  А ночью Пашу забирают с оружием,  когда он идет отнимать у какого-то старого  своего  должника квартиру».

В аудиозаписи фигурировали совершенно  фантастические  цифры.  10 миллионов  долларов,  которые требовали у Федорова люди Тарпищева.  10 тысяч долларов,  которые Тарпищев якобы «снимает» с  каждого  турнира. Несколько  миллионов  «зеленых»,  переведенных  на  его счет в один из европейских банков по случаю заключения соглашения о  поставках  через НФС  «Кремлевской».  И  указ о передаче для нужд спортсменов двух тонн золота, который «фавориты» положили на подпись Президенту.

Все это действительно напоминало навязчивый бред,  если бы многое из того,  о чем рассказывал Федоров,  впоследствии не подтвердилось. В частности,  была  доказана  связь  «фаворитов»  с  братьями  Черными и протежирование последним в деле  захвата  алюминиевого  рынка  страны. был отстранен от всех официальных постов (произошло это  через  полгода  после  скандальной   записи),   фоторепортеры   и телеоператоры доказали и его связи с упомянутыми Тайванчиком и Антоном Малевским.  Фото- и видеоматериалы,  похоже, поразили воображение даже видавшего  виды  министра  внутренних  дел  Анатолия  Куликова.  После скандальных репортажей на НТВ он дал пресс-конференцию  и  выступил  в Госдуме, где достаточно откровенно высказался по поводу сотрудничества высших чиновников страны с измайловцами.

К величайшему  неудовольствию спортивных функционеров,  попал под телеобъектив визит эксминистра физкультуры и  спорта  в  Израиль,  где Шаму  в  аэропорту  Бен-Гурион  встречали Михаил Черный и измайловский «авторитет» Антон Малевский,  находящийся, между прочим, в федеральном розыске.   Позже   появилась   и  фотография,  на  которой  позировала улыбающаяся и самодовольная троица:  Шамиль Тарпищев,  Михаил Черный и Тайванчик.  Двое  последних  спонсировали участие российской сборной в теннисном турнире  в  ЮАР  —  когда  Тарпищев  уже  лишился  бюджетной подпитки, но капитаном российской теннисной сборной еще оставался. Как не смущают.

И стоит счастливая троица как живой памятник нерушимому  единству российского спорта, теневого бизнеса и организованной преступности.

…Я хотел было поставить на этом точку и сдать очередную главу в издательство,  но — как снег на голову — еще одно «спортивное» ЧП.  На собственной  даче  убита   г-жа   Нечаева,   гендиректор   московского футбольного  клуба  «Спартак».  Неизвестных преступников не остановила даже столь редкая для бизнесвумен красота этой эффектной  блондинки  — негодяи целили прямо в голову…
Источник: http://lib.ru/POLITOLOG/r-prest.txt

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 + 5 =