Search
Generic filters
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
r="ltr" style="text-align: left;" trbidi="on">

Российская преступность: Кто есть кто (Глава 1-4)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 5-6)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 7-8)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 9-10) 
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 11-12)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 13-14)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 15-16)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 17-18)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 19-20)

Российская преступность: Кто есть кто (Глава 21-23)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 24-25)

РУССКИЕ ИДУТ

Относительное уменьшение    за   последние   пару   лет   громких криминальных разборок в российских городах,  которое дало  возможность криминологам   говорить   о  том,  что  уличную  преступность  удалось обуздать,  объясняется  довольно  просто.  Нет,  не  тем,   что   наши правоохранители  наконец-то  обрели  ту  силу,  которую  можно было бы противопоставить сплотившемуся преступному  сообществу.  К  сожалению, повода  для  такого  оптимизма  у  нас  нет  (см.  главу  «Моя милиция меня…»).  Дело в другом.  В России уже почти нечего делить. Конечно, это   «почти»   измеряется  десятками  тысяч  хозяйственных  объектов, огромными  территориями,  борьба  за  сферы  влияния  на  которые  еще продолжается.  Но  в  глобальном  общероссийском масштабе 90 процентов всего,  что может приносить хоть какую-нибудь прибыль и не относится к государственным  монополиям,  уже  «приватизировано»,  все  имеет свою «крышу». При этом даже самые лучшие «дойные коровы», побывав несколько лет на голодном пайке у новых «авторитетных» хозяев, дают все меньше и меньше удоев  —  да  и  на  те  все  решительнее  наступают  налоговые инспектора.  Одним словом,  новым русским криминалам-бизнесменам здесь уже не развернуться.  Их все  больше  притягивает  «непуганый»  Запад. Европейский  и  американский рынки оказались гораздо более свободными, чем о них прежде думали.

В России все схвачено и за все заплачено,  в России все выжжено и вытоптано,  а там, на Западе, — настоящий Клондайк для русской братвы. Пресловутая  «утечка  мозгов»  в  нынешних  обстоятельствах обернулась новой формулой:  перетекание криминального мышления.  Даже легендарные итальянские мафиози были поражены и подавлены законами русской зоны. С той же легкостью,  с какой в достопамятные времена варяги покоряли все население вдоль рек, вытекающих из северных морей — от Рейна до Волги, — их смешавшиеся с татарами и тюрками  потомки  стали  хозяйничать  на восточно-  и западноевропейских ландшафтах,  как будто бы все они тоже являются исконно русскими землями.

Еще в  1993 году европейская публика была шокирована невероятными цифрами,  прозвучавшими  на  мартовском  Международном  совещании   по проблемам   организованной   преступности:  восточноевропейская  мафия готова инвестировать на Западе 1000 миллиардов долларов США!  То  есть несколько годовых бюджетов средней европейской страны.  Были названы и основные  каналы  перекачки  «грязных»   капиталов:   Польша,   Чехия, Словакия,  Балканы.  А  в  целом  следы  русской  мафии уже тогда были обнаружены в 30 странах.

В Праге   насчитывалось   около   трех   тысяч   активных  членов криминальных группировок  «восточного»  происхождения.  Русская  мафия стала здесь одной из главных тем сенсационных газетных публикаций. «Ее предпринимательская деятельность,  — с тревогой констатировала  газета «Млада   фронт  днес»,  —  почти  неуязвима.  Полиция  чувствует  себя беспомощной».  Столь же взрывоопасная ситуация возникла и в Польше.  В одном только 93-м году бывшими советскими гражданами,  которые хлынули сюда мутным  потоком  с  началом  перестройки,  было  совершено  более полутора сотен разбойных нападений.

Но наиболее привлекательной  для  русских  бандитов  «транзитной» страной оказалась Австрия.  Именно в Вене проходила значительная часть воровских  сходов  середины  90-х.  Банки  именно  этой  страны  стали считаться наилучшими «стиральными машинами» для «отмывки» капиталов из постсоветского пространства перед отправкой дальше на Запад.

В конце  1996 года состоялся визит в Москву делегации МВД Австрии во главе с начальником  Департамента  по  организованной  преступности Вальтером  Претцнером.  Представители  ГУОП МВД РФ информировали своих коллег о том,  что навещающие Австрию русские мафиози увозят  с  собой огромное количество грязных денег,  которые вкладываются и в легальный бизнес, и в традиционные преступные промыслы — в частности, незаконные операции  с  оружием  и  наркоторговлю.  Австрийские правоохранители в красках описали банкет,  который  закатили  солнцевские  авторитеты  в одном из фешенебельных ресторанов Вены.  После него уборщица нашла под столом сумку с 40 тысячами долларов, отыскала в апартаментах владельца и  была  ошарашена  его  нежеланием  спускаться  в  ресторан  за такой мелочью.

«Завоевав» Австрию,  российские  мафиози  все  чаще обращают свой взор еще южнее — на ту страну,  благодаря которой само  слово  «мафия» практически без перевода вошло в большинство языков мира.  «Нас пугает размах русских банд,  — заявил во время визита в Италию  директор  ФБР Луис Фри.  — Есть серьезные опасения полагать,  что они начнут ввозить ядерные материалы.  Нам необходимо создать контактную группу в  Москве для оперативной координации действий с российскими властями,  ведущими борьбу с организованной международной преступностью».

Весной 1997 года в отеле «Гольф» альпийского городка  Мадонна  ди Кампильо проходила сходка солнцевцев под началом 46-летнего Юрия Есина по кличке Самосвал.  Деловой разговор был неожиданно прерван полицией. Спецгруппа   Центральной   оперативной   службы   Италии  во  главе  с полковником  Алессандро  Пансы  арестовала  дюжину  русских   и   двух итальянцев.

Самосвалом, обосновавшимся  на  роскошной  приморской  вилле в 60 километрах от Рима,  давно заинтересовались здешние спецслужбы.  По их мнению,   под   его   контролем  находятся  многие  сделки  в  области наркобизнеса и торговли оружием.  При этом его «профильный»  бизнес  — подпольный  импорт  в  Италию  нефтепродуктов  из России через частную компанию «Глобус Трэйдинг»,  созданную  специально  для  этого  бывшим вице-президентом государственного нефтеконцерна «ЭНИ» Альберте Гротти. Объем последней сделки,  которую он успел заключить до ареста Есина, — 150   миллионов   долларов.   Полиция  считает,  что  именно  нефтяное «партнерство» было целью альпийской сходки.

«Это тот  случай,  когда количество перешло в качество,  — заявил после ареста  Есина  и  его  команды  зампред  парламентской  комиссии «Антимафия»,  бывший министр внутренних дел Италии Филиппе Манкузо.  — Масштабы  внедрения  российской  мафии  в  итальянскую  экономику,  ее сращивания  с  местными  криминальными  структурами  сегодня настолько значительны,  а действия российских мафиози стали столь  наглыми,  что при хорошо отлаженной оперативно-розыскной работе можно нанести удар в нужном месте.  Тем не менее кое-кому из  заседавших  в  отеле  «Гольф» удалось  скрыться.  В Италии оперируют,  сотрудничая с местной мафией, преступные организации многих стран.  Русские  появились  здесь  позже других и пытаются, надо сказать, небезуспешно, наверстать упущенное.

Они содействовали дальнейшей эволюции четырех основных преступных организаций  полуострова  (сицилийской «Коза Нострой»,  неаполитанской «Каморрой»,  калабрийской «Ндрангетой» и особо амбициозной  апулийской «Сакра  Корона  Унита»)  от традиционного бизнеса,  например,  в сфере эксплуатации  наемного  труда  или  строительных  подрядов  в  сторону увеличения  торговли  оружием  и  наркотиками,  проституцией и другими новомодными  для  Италии  источниками  доходов.  Плюс  —  особый,   не подчиняющийся   никакому  патриархальному  «кодексу  чести»  цинизм  в ведении дел».

Историю взаимодействия  русских  и  итальянских  мафиози  следует отсчитывать от 1992 года,  когда в Праге россияне пытались проработать с  сицилийцами  вопрос об отмывании «грязных» рублей.  Но итальянцы не захотели рушить свою монополию на переработку и сбыт наркопродукции  и требовали  ее распространения и на российский рынок.  А вот калабрийцы от сотрудничества не отказались.  На сходке, прошедшей в Люцерне, речь шла   о   том   же   наркобизнесе,   контрабанде  оружия  и  предметов антиквариата. Как говорится, пришли к консенсусу по всем пунктам.

Калабрийцы согласились  приобрести огромную партию «деревянных» в надежде взять под контроль один из ведущих банков Петербурга,  а также нефтеперерабатывающий   и  сталеплавильный  заводы  в  других  городах России.  В дальнейшем это сотрудничество крепло и принимало все  новые формы.

С начала 1995 года полицейские управления на Апеннинах  фиксируют появление десятков фальшивых видов на жительство,  выданных российским гражданам,  а также фиктивных браков (один «брак» стоит от  20  до  50 тысяч долларов) русских с итальянками,  что почти автоматически делало их гражданами этой страны.  За махинации в  этой  сфере  получил  срок 40-летний   римский  бизнесмен.  За  решеткой  оказались  и  несколько полицейских чинов.  Но поздно.  Люди того же Есина к этому времени уже открыли в итальянской столице девять подставных фирм,  плюс по одной — в Вероне и в Искья ди Кастро,  плюс 120 банковских счетов,  на которые сразу же поступали… переводы из Москвы. Первые деньги были отмыты за счет  приобретения  акций  различных  компаний  на  десятки  миллионов долларов.

В Италии  шутят:   аэропорт   «Римини»   надо   переименовать   в «Шереметьево-3».  Дело  в том,  что его территорию контролируют «наши» братья Петросян,  организовавшие здесь СП. С некоторых пор итальянские авиационные  инстанции  стали  отмечать  случаи  перегрузки самолетов, отправления   незаявленных   в   полетных    документах    пассажиров, беспрепятственно  миновавших таможенный и предполетный контроли.  Дело едва не дошло до  выдворения  братьев,  но  у  них  оказались  сильные защитники.

С первых встреч русской «братвы»  и  итальянских  «семей»  прошло четыре  года.  На  сегодняшний  день  сумма инвестиций русской мафии в Италии приближается к 5 миллиардам долларов.  В собственности выходцев из  СНГ  оказались  виллы  на Сардинии,  целые гостиничные комплексы и туристические  деревни  на  Адриатике  и   в   Альпах,   супермаркеты, рестораны, фирмы по импорту-экспорту.

Ширится и география присутствия российских «воров в законе». Если раньше «наши» кучковались на северо-востоке и побережье Адриатики,  то теперь контактируют и с апулийскими и сицилийскими кланами.  Общих дел немало: рэкет, махинации с фальшивой валютой, производство и перекачка синтетических наркотиков с сицилийскими «семьями».  Калабрийская мафия при  посредничестве  русских  и болгар переправляет оружие (в основном пулеметы и «АКМ») российского производства.

Неплохо чувствует себя наша «братва» и в Турции.  По сообщениям в местной прессе, ее оборотный капитал в этой стране составляет более 10 миллиардов долларов. Криминальный бизнес русских мафиози многообразен: контрабанда оружия,  наркотиков,  валюты,  расщепляющих  материалов  и драгоценных  металлов.  Само собой,  «братва» прибрала к своим рукам и «челночную торговлю».  Похоже,  российские бандиты воспринимают Турцию как одну большую барахолку — соответственно стараются установить такие же порядки, как на обычных московских вещевых рынках.

Русские мафиози, по мнению влиятельной турецкой газеты «Радикал», тесно сотрудничают  с  организованными  преступными  группировками  из Чечни,  Азербайджана  и  республик  Средней  Азии.  Эксперт  в области теневой экономики профессор Осман Алтуг подсчитал,  что  в  «челночном бизнесе»  на  стамбульском рынке Лялели в постоянном обороте находится от 3 до 5 миллиардов долларов,  принадлежащих российским  криминальным структурам.  Их  основными партнерами в этой сфере стали представители «курдских кланов».

Не отказываясь от классических методов  преступной  деятельности, русская мафия в Турции в последнее время заинтересовалась возможностью взять под свой контроль и более  серьезный  бизнес.  Зафиксированы,  в частности,   первые   попытки   внедрения  в  биржевую,  туристическую деятельность,  игорный бизнес и особенно транспортную сферу.  Все  это позволит   нашим   бандитам  поднять  на  новый  уровень  традиционные контрабандные операции.

Запад — это не только новые рынки сбыта для  преступной  торговли (радиоактивные    материалы,    органы   для   трансплантации,   дети, проститутки,  редкоземельные металлы,  наркотики)  и  новые  источники аналогичного  сырья.  Это  еще  и множество независимых от государства банков,  которые свято хранят тайны  частных  вкладов  —  не  особенно интересуясь  «чистотой»  их  происхождения.  Запад  —  это  еще  и так называемые оффшорные зоны.  То есть территории,  где можно легко,  без лишних вопросов регистрировать фирмы, какие угодно банки, деятельность которых  если  и  будет  облагаться  какими-то  налогами,   то   чисто символическими.

Оффшор — модернизированная шапка-невидимка.  Надев  ее  (то  есть зарегистрировавшись  в  оффшорной зоне),  любая криминальная структура как бы растворяется в воздухе, превращая самую профессиональную работу самой мощной спецслужбы в бой с тенью. Наши правоохранители, возможно, были  бы  рады  пересажать  всех   «черных»   приватизаторов   цветной металлургии.  Но  вся  беда  в том,  что неизвестны ни имена настоящих владельцев Братского,  Саяногорского и прочих алюминиевых заводов,  ни их нынешнее местонахождение.

Знаменитый европейский криминолог Паоло Бернаскони обозначил  два основных    способа    использования    оффшоров.   Первый.   Капиталы обезличиваются во время движения через подставные фирмы  по  оффшорным банкам,  после  чего вкладываются в легальный бизнес.  Второй.  Деньги «моются»,  даже не попадая на  территорию  оффшорных  зон.  Для  этого анонимная  компания  с  юридическим  адресом  в  государстве типа Кипр просто открывает счет  в  швейцарском  банке.  Распоряжается  им  лишь настоящий  владелец  средств.  Но  на  бумаге  между ним и капиталами, которыми оффшорная компания манипулирует в  третьих  странах,  никакой связи нет. Российские теневики действуют явно по второй схеме.

Проще говоря,  если Измайловская  преступная  группировка  решила купить на деньги «общака» контрольный пакет акций алюминиевого завода, ее лидеры договариваются с владельцами трех-четырех зарегистрированных в  Монако  и  на  Кипре  фирмочек.  Те  открывают  счета в Швейцарии и Люксембурге,  куда по отлаженным каналам переправляется  «общаковская» валюта.   Дальше   все   договора   оформляются   уже  от  имени  этих малоизвестных фирмочек,  а группировка обеспечивает  беспрепятственное вхождение  «киприотов»  на российский рынок.  Как именно обеспечивает, уже известно:  пока делили алюминиевый  пирог,  было  убито  не  менее десяти процентов руководителей этой отрасли.

Связь между тем или иным преступлением (убийством, мошенничеством с  авизо и т.д.) и конкретной оффшорной компанией доказать практически невозможно. Во-первых,  псевдокиприоты всегда  действуют  через  целый каскад   подставных  фирм.  Во-вторых,  их  крайне  сложно  поймать  и допросить: их фирмы зарегистрированы в одном месте, их паспорта выданы в  другом,  а  сами  они  проживают  в  третьем,  при  этом  все время перемещаясь.  Но и гипотетические допросы мало  что  дадут:  владельцы оффшоров — лишь шестеренки в огромном, прекрасно отлаженном механизме.

Измайловцев в  качестве  примера  мы  выбрали  не  случайно.  Как минимум  два их лидера — Антон Малевский и Тайванчик — переместились в Израиль и уже не один год тесно общаются с братьями Черными. Это факт, доказанный  если  не  спецслужбами,  то  по крайней мере фотографами и телеоператорами.  Но  в  распродаже  цветной   металлургии   наверняка участвовали и другие криминальные образования.  К примеру,  московский офис  связанной  с  Черными  компании   TWG   расположен   в   здании, принадлежащем,  если  верить  оперативным  данным,  вору в законе Дато Ташкентскому. А он уже представитель «грузинской» группировки.

Возникает законный   вопрос:  а  надо  ли  вообще  пересматривать результаты  приватизации,  есть  ли  смысл  в   попытках   журналистов расшифровать эту оффшорную тайнопись?  Криминологи уверены, что делать это необходимо — и чем раньше,  тем лучше. Во-первых, нарушено главное условие  денежной  приватизации,  то,  ради  чего  и  были  изобретены инвестиционные  конкурсы:  инвестиции  в  купленное  предприятие.  При нынешней ситуации никаких инвестиций нет и не будет.

Вторая причина, по которой трудно мириться с тем, что произошло в некогда   рентабельных  отраслях,  —  это  криминальное  происхождение капиталов,  которые  сегодня  в  них  «отмываются».  А  мировой   опыт показывает:  преступные  деньги  никогда  не  начинают  «работать»  на экономику.  При  малейшей  опасности   фирма,   аккумулирующая   такие средства,  попросту  объявляет  себя  банкротом.  По  мнению некоторых следователей,  подобная  участь  ожидает  и  TWG  —  как  это  недавно произошло  с  Kremlyovskaya Group,  за которой (по мнению бельгийского следователя г-на Янсенса) стоят все те же оффшоры.

И третья  причина,  вытекающая  из  первых двух.  Демонстративное нежелание российских властей всех  уровней  хотя  бы  проанализировать законность  скандальной  приватизации  алюминиевой  и  других отраслей страны неминуемо приведет к новой  волне  криминальных  разборок.  Сам министр  внутренних  дел  Анатолий Куликов сказал однажды,  что оборот средств в теневом секторе экономики уже давно  превысил  все  разумные пределы.

Именно с помощью оффшоров  при  непосредственном  участии  высших российских  чиновников на Запад продолжает перекачиваться самая что ни на есть стратегическая продукция — то  есть  та,  которая  традиционно считалась   главным  источником  валютных  накоплений  государственной казны.  Это российский лес. Это российские нефть и газ. Это российские (якутские)  алмазы.  Это  продукция  сибирских  алюминиевых  заводов — крупнейших мировых предприятий в  этой  области  —  и  другие  цветные металлы.

Все, что было  источником  выживания  нашего  государства,  стало источником   суперприбылей  криминально-оффшорных  компаний.  Вспомним «алмазные» скандалы  и  уголовное  дело  против  главного  «алмазного» чиновника   страны   Евгения   Бычкова.   Оказалось,   что  при  самом непосредственном его участии Россия  потеряла  более  сотни  миллионов долларов,   связавшись  с  русскими  американцами  Андреем  Козленком, братьями Шагирян и их оффшорными фирмами.

Вспомним скандалы  вокруг  осевшей  в Австрии валютной выручки от «российско-оффшорного» сотрудничества по реализации нефтепродуктов  из Башкирии  и опять же уголовное дело против местного нефтяного генерала г-на  Воронина.  Вспомним  также  непрекращающиеся   скандалы   вокруг поставок  нефтепродуктов  из Коми и соответственно комилюксембургского сотрудничества (фирма «Комилюкс»)…

Вспомним загадочное   убийство  в  Москве  62-летнего  президента «Леспромбанка» Павла  Ратанина.  Этот  банк  был  ключевой  финансовой структурой  в длинной цепочке экспорта отечественного леса и перекачки вырученной от этого  высокодоходного  бизнеса  валюты.  Убийство  было показательным по своему высокому профессионализму.  Выстрелы раздались в тот самый момент, когда банкир стоял на пороге своей квартиры и жена открывала ему дверь.  В освещенном дверном проеме он оказался отличной мишенью для киллеров, которых было двое.

«Русская мафия»  —  название  условное,  — считает Ален Лаллеман, обозреватель  брюссельской  газеты  «Суар»   и   автор   криминального бестселлера    «Организация»,    где   рассказывалось   о   российских криминальных группировках,  действующих  на  Западе.  Точнее  было  бы говорить  о  некой  евразийской оргпреступности,  представляющей смесь грузин,  москвичей,  поляков,  евреев, украинцев, немцев, американцев, чеченцев,  литовцев и бельгийцев. Для меня понятие «русская» приемлемо только в том смысле,  что одним из главных криминальных центров  (быть может,  даже  основным) остается Москва.  Что же касается самого слова «мафия»,  то,  конечно,   никаких   параллелей   с   сицилийской   или нет,  и оно попросту стало чисто бытовым   синонимом   более   точного   понятия   —    «организованная преступность».

Лаллеман делает сравнительный анализ  численности  самых  крупных мафиозных   кланов:   20  тысяч  членов  и  несколько  десятков  тысяч посредников в итальянских мафиозных структурах,  3 тысячи  боевиков  в американской  «Коза Ностре»,  90 тысяч гангстеров в японской «Якудзы», 50 триад (по тысяче бойцов в каждой) в Гонконге.  И 8 тысяч преступных группировок,  по данным генерала Куликова,  в России (к слову,  в 92-м году их было 4 тысячи).  Если предположить,  что в  среднем  в  каждой группировке 20 бойцов, — потенциал у России действительно велик.

По мнению Лаллемана,  главную опасность  составляет  слияние  так называемого  законного  бизнеса  с чисто криминальным.  У русских этой грани почти не существует.  «В сущности,  это  широкая  сеть,  которая постепенно  охватывает весь мир.  Например,  Рахмиль Брандвайн открыто заявляет,  что в Антверпене стали складываться такие же зоны  влияния, как   в   Москве.  Так,  есть  коммерческие  компании,  сферы  деловой активности,  где  ведущую  роль  играет  солнцевская  группировка,  а, скажем,  грузины пытаются закрепиться в других областях. В 1996 году в Бельгии  появились   чеченцы,   связанные   с   московской   чеченской группировкой, и занялись криминальным бизнесом».

Кстати, еще раньше, в 1993 году, чеченцы попытались закрепиться и в   Англии.   В   Лондон   прибыли   советник   президента   Чечни  по внешнеэкономическим  вопросам  Руслан  Уциев  и  его  брат   Назарбек. Официальная   цель  визита  —  изготовление  паспортов  и  валюты  для независимой республики.  Полуофициальная цель —  наладить  продажу  на Запад  чеченской  нефти  по  мировым  ценам (а не по демпинговым,  как отпускались в страны СНГ и Восточной Европы). Вскоре договор с крупной немецкой нефтяной компанией был заключен.

Но была и еще  одна  —  абсолютно  конфиденциальная  —  задача  у чеченской  миссии  на берегах Туманного Альбиона:  нелегальная продажа оружия.  А именно — переговоры о закупке 2 тысяч ракет «Стингер»  типа «земля-воздух».    Ценой   этого   тайного   контракта   стала   жизнь братьев-чеченцев.

Дело в  том,  что  по  досадной  оплошности  Уциевы  взяли себе в переводчики Гачика Тер-Петросяна,  мужа  английской  гражданки  Амисон Понтинг.  Имея  возможность  присутствовать на переговорах,  Гачик все передал представителям армянских спецслужб.  В Лондон  прибывает  Ашот председатель  Торговой  палаты  Армении,  он  же — кадровый офицер армянского КГБ.  Вскоре сюда же по вызову  Саркисяна  прибывает его   коллега   Нкртич   Мартиросян.  На  «стрелку»  в  «Лангам-отель» вызывается Руслан Уциев.  Его уговаривают не заключать сделку —  Уциев отказывается. И напрасно…

26 февраля он расстрелян в собственном доме — тремя выстрелами  в голову.   Назарбек,   который   в  это  время  находился  в  больнице, возвращается через два  дня  домой.  Чтобы  последовать  за  братом… Мартиросян  и  Тер-Петросян  попытались  переправить полуразложившиеся трупы братьев в их  загородный  дом  (используя  для  этого  сундук  с антиквариатом),   но   лондонская  полиция,  которую  вызвали  соседи, сработала четко.

Тер-Петросян был  приговорен к пожизненному заключению в тюрьме — на громком судебном процессе,  состоявшемся в октябре 93-го года,  его вина была полностью доказана. А вот Мартиросян до суда не дожил. Летом его нашли повешенным в одиночной камере.  Видимо,  КГБ своих людей  до гласных судебных процессов не допускает.

Эта драма получила продолжение ровно через год, в городке Уокинге близ Лондона.  Вечером 30 апреля незнакомец позвонил в дверь коттеджа, где жила Карен Рид,  старшая сестра жены Тер-Петросяна Амисон Понтинг. Как  только  30-летняя  женщина  открыла дверь,  раздались 4 выстрела. Смерть наступила мгновенно.  Тогда многие решили,  что киллер ошибся и просто  перепутал сестер.  Но,  возможно,  то была тонкая,  изощренная месть:  чеченцы подарили  Амисон  жизнь,  чтобы  она  до  седых  волос оплакивала  свою  без  вины  виноватую  старшую  сестру и своего мужа, которому предстоит умереть в одиночной камере.  Так или  иначе,  можно констатировать,  что  уже  к  середине 90-х чеченцы чувствовали себя в Англии хозяевами положения.

А еще через год, в мае 95-го, лондонская полиция арестовала сразу несколько выходцев из СНГ.  Правда,  по другому делу — за отмывание на Британском  острове  преступных  российских капиталов.  Поражает общая сумма оборотов теневых дельцов: 50 миллионов долларов за три года.

Добрались наши  люди  и  до  Берлина.  Осенью  94-го  года  здесь произошло   сразу   несколько   убийств,   связанных    с    торговлей антиквариатом.  В  своем  роскошном  особняке на Ансбахерштрассе двумя выстрелами  в  затылок  был  расстрелян  известнейший   и   богатейший коллекционер   старинных  икон  В.  Ляховский.  Кроме  его  уникальной коллекции,  было похищено 150 тысяч немецких марок. Таким же выстрелом в  затылок  был  убит  и  коллекционер  А.  Глезер.  И  тоже — в своей собственной галерее на улице Курфюрстендам.  Улов был еще  богаче:  80 дорогих икон и 1,5 миллиона немецких марок.  В Берлине среди торговцев антиквариатом  поднялась  настоящая  паника.  Они  спешно  уезжали  из страны, закрывая свои магазины. Газеты в один голос кричали о «длинной

И они  не  ошиблись.  МУР  в  тесном  сотрудничестве  с немецкими сыщиками вычислил,  что оба убийства  —  а  также  расстрел  в  Москве известного коллекционера А.  Когана (с похищением коллекции из 24 икон XVI — XIX  веков)  —  совершил  житель  подмосковных  Мытищ  43-летний Владимир Свитковский. Он был арестован в октябре 1994 года. Оказалось, что на нем еще два  трупа  —  убитого  в  Берлине  солиста  варшавской Самарова и застреленного в Москве,  в мае 93-го, коллекционера древнерусской живописи А. Степанова.

В ходе    следствия    выяснилось,   что   поставки   российского антиквариата в Европу были налажены в самом начале  90-х  годов  и  не прекращались ни на месяц. И главным звеном в этой цепочке был Владимир Свитковский.  Однако его группу раскрыть так и не удалось.  А то,  что речь шла именно о группе,  сомнений не вызывает. Ведь кто-то занимался наводками  на  коллекционеров,  кто-то  обеспечивал  продажу   ценного товара, кто-то помогал переправить все это через таможню. Эти «кто-то» называются двумя словами,  к сочетанию которых  ухо  россиянина,  увы, привыкло: организованная преступность.

Похоже, крупнейшие европейские столицы  имеют  для  отечественных киллеров  особую  привлекательность.  22  ноября  того  же  94-го года громкое преступление произошло и  в  Париже.  Там  автоматная  очередь оборвала  жизнь 35-летнего российского бизнесмена Сергея Мажарова.  Во Франции он успел  прожить  всего  два  года.  Известный  компьютерщик, именно  он  был продюсером и спонсором фильма «Лимита».  В этом фильме он,  можно сказать,  напророчил свою собственную гибель.  Ведь главный герой  картины,  тоже  компьютерщик,  погибает  от рук мафиози.  Фильм появился на экране немногим больше чем за год до нашумевшего расстрела в парижской квартире,  купленной Мажаровым в одном из самых престижных столицы за 1,5 миллиона долларов.

Про американо-российские  мафиозные  связи  наша  публика знает в основном из сообщений об аресте и суде над Япончиком.  Между тем  они, эти связи,  гораздо более обширные и интенсивные.  К примеру, в том же Нью-Йорке в августе 95-го полиция округа Саффокл арестовала 38-летного москвича Сергея Андрианова,  прибывшего в США с традиционной для новых русских  бандитов  целью:  взыскать  должок  (400  тысяч  долларов)  с местного предпринимателя, но неожиданно узнавшего, что тот находится в Москве.

Недолго думая,  Андрианов  звонит в российскую столицу и прямо по телефону нанимает шестерых мафиози. Они оперативно отрабатывают заказ: должник взят в заложники.  Но следы им замести не удалось.  Московских бойцов  арестовали,  заложника  освободили.  На  допросах  все  дружно указали  на  Андрианова.  Московские правоохранители отзванивают своим Андрианова,  угрожавшего жене «задолжавшего» предпринимателя массивным мечом,  который можно было держать только двумя руками.  Больше  всего полицейских  поразил  тот  факт,  что  рукоятка архаичного оружия была украшена рубинами.

К середине  90-х  следует  отнести  и  налаживание хороших связей между российской и южноамериканскими наркомафиями.  Еще в начале 93-го года  на  таможне  в  Выборге  был  задержан  контейнер  с тушенкой из Колумбии.  «Тушенка» на поверку оказалась кокаином — причем гигантской его  партией:  более  тонны  на  сумму  свыше  100 миллионов долларов. Консервные банки с наклейкой «Мясо с картошкой» проплыли  из  Колумбии до  Финляндии,  а  оттуда направились по суше в Ленинградскую область. Ценный  груз  сопровождали  шесть  коммивояжеров:  пятеро  россиян   и израильтянин.

По мнению экспертов,  к 95-му  году  практически  все  российские «дела»,  связанные с героином и кокаином,  в своих руках сосредоточили русскоязычные американцы во главе с Вячеславом Иваньковым,  тем  самым перехватив   инициативу   у   азербайджанских,   западноукраинских   и среднеазиатских кланов.  Япончик  смог  сильно  расширить  ассортимент поставляемых в (и через) СНГ наркотоваров. Если раньше на нашем черном рынке были в основном анаша,  опий,  маковая соломка и метадон,  то  с середины  90-х  сюда хлынул индийский бупренорфин,  а затем и героин с кокаином, как правило, азиатского и южноамериканского происхождения.

Одним из  первых  русских  «авторитетов»,  обративших внимание на суперприбыльность операций по транзиту наркотиков,  был вор  в  законе (Валерий  Длугач).  Для  консультаций  он  ездил  в Нью-Йорк к Япончику.  Видно, совместный бизнес у них не заладился, и вскоре после возвращения  в  Россию  Глобус  был  убит метким выстрелом из карабина этому  приложили «славянские» группировки во главе с Сильвестром.  Сам «Мерседесе-600» на 3-й Тверской-Ямской улице  — в центре Москвы.

У покойного «авторитета» осталась  значительная  собственность  в Австрии,  ставшей  в  последнее  время  его  второй родиной.  Именно в австрийской столице весной 94-го собралось почти полтора десятка воров в   законе  и  «авторитетов»  для  дележа  «наследства»  Квантришвили. Инициатором сходки был Япончик.  Тогда бразды правления были  переданы Сильвестру. Как оказалось, ненадолго.

После гибели Сильвестра и ареста Япончика главенствующую  роль  в наркобизнесе стали играть зарубежные эмиссары солнцевской группировки. Западным и российским спецслужбам поступила информация,  что солнцевцы встречались в  Москве,  Израиле  и  Австрии с посланцами наркокартелей Колумбии,  Эквадора и представителями кубинских спецслужб. Обсуждалась солнцевцам предприниматели открыли  ряд  совместных  торговых  фирм  в Коста-Рике,  Эквадоре,  Колумбии,  Панаме.  В  общем,  Михась  получил гражданство Коста-Рики отнюдь не Случайно.

Одной из важнейших причин,  по которым русские мафиози хлынули на Запад,  стало,  с одной стороны,  их желание уйти от ответственности в России, где на «авторитетов» уже собраны целые тома уголовных досье, а с другой — возможность начать жизнь как бы с белого листа,  в качестве заурядных  бизнесменов  в  европейских  странах  с   их   либеральными законами.  Главные  среди  которых  —  невмешательство в частную жизнь (никого не  интересует,  на  какие  деньги  русские  чудаки-миллионеры покупают,  не торгуясь,  шикарнейшие особняки,  яхты, рестораны и даже целые острова —  как,  например,  хозяева  «Чары»,  которые  приобрели островок  на  Сейшелах)  и полная свобода передвижения между странами, входящими в Европейский Союз.

Собственно, для  бандитов  достаточная  свобода  существует  и  в России,  они элементарно проходят через все кордоны Шереметьева. Но за довольно  крупные  взятки  и  все же с некоторым риском,  что во время очередной  кампании  по  борьбе  с  оргпреступностью  будет  приказано временно  взяток  не  брать.  Конечно,  случаев  ареста «авторитета» в аэропорту известно не так уж и много,  но все же иногда  происходит  и такое  —  например,  арест солнцевца Даждамирова,  который проходил по делу об убийстве Листьева, в аэропорту Тбилиси. К тому же у российских правоохранителей  по-прежнему  существует  достаточно мощная агентура, которая оперативно сообщает о всех перемещениях  крупных  криминальных личностей в пределах страны.

Другое дело в Европе,  где практически  нет  границ  и  где  наши криминалы  живут  по  фальшивым паспортам,  заключают фальшивые браки, регистрируют подставные фирмы и покупают дома от имени  несуществующих бизнесменов.  За  русскими бандитами можно эффективно следить только с помощью русской агентуры, а на ее создание требуются многие годы.

Поэтому о том факте,  что, к примеру, в Греции живет и «работает» киллер э 1 постсоветского пространства Александр Солоник,  находящийся в  федеральном розыске после побега из «Матросской тишины»,  греческие правоохранители узнали,  судя по всему,  только после его  загадочного убийства.  Иначе  разве  они позволили бы ему совершать из Греции свои «деловые» поездки  по  странам  Средиземноморья?  Разве  позволили  бы покупать  себе  и  своим  людям  шикарные  особняки в самых престижных районах? Разве они не стали бы его арестовывать, не дожидаясь этого во всех   отношениях   странного   убийства,   после  которого  сразу  же. А швейцарские правоохранители,  которые арестовали Михайлова лишь благодаря тому,  что вор в законе настолько обнаглел,  что колесил  по Европе  под  своей  собственной  фамилией,  —  если бы они были хорошо осведомлены о сути его бизнеса,  разве стали бы  они  предъявлять  это пустячное  обвинение  в  нарушении  правил  пребывания  иностранцев  в стране?  И разве не отпустили бы  на  все  четыре  стороны  знаменитых коллег  Михася  Тайванчика  и  Петрика  (которым ничего,  кроме тех же обвинений  в  нарушении  законов  о  въезде  и   выезде,   французские правоохранители предъявить не смогли)?

Нет, Европа — настоящий рай для новых  русских  бандитов.  Именно отсюда   стали  они  контролировать  все  операции  своих  подчиненных группировок на «малой родине».  Речь идет о своеобразном «криминальном правительстве»  в  добровольном  изгнании,  осуществляющем контроль за российским уголовным  миром.   Впрочем,   изгнание   это   не   всегда добровольное.  Михась сбежал после серии облав на солнцевцев и обысков в его доме.  Акоп Юзбашев (Папа)  —  после  того,  как  его  пушкинцев накрыла  сильная  бригада  из ГУОПа во главе со знаменитым полковником Медведевым.  Япончик  уехал  вскоре  после  освобождения  из  колонии. Комфорт, в котором нашим «ворам» и «авторитетам» отказывали на родине, они получили в Европе и  США.  Конечно,  не  надолго.  Но  все  же  за решеткой   находится   лишь   незначительное  число  звезд  российской преступности.

Как оказалось,  технология  приобретения иностранного гражданства достаточно  хорошо  отработана.  Специализирующиеся  на   этом   фирмы официально  обозначают  свои  услуги  как  «предоставление необходимых документов для туризма».  Заказчик звонит  по  указанному  телефону  в интересующей  его  стране,  говорит,  что  хочет  заняться «безвизовым туризмом»,  и оставляет свои координаты. Потом с ним связывается некий «представитель  фирмы»  и передает «прайс-лист».  Одно из таких «меню» удалось заполучить обозревателю «Известий» Вадиму  Белых.  Звездочками (от  трех до пяти ) в нем обозначается качество предлагаемого паспорта — то есть как много границ при его наличии можно  пересечь  без  визы. Тут  же  указаны  расценки  и срок исполнения (в среднем — от 30 до 60 суток).

Панамский дипломатический паспорт (пять звездочек) стоит 65 тысяч долларов,  обычный  гражданский  (три  звездочки)  —  20   тысяч   500 (оформляется   в   рекордно  короткий  срок  —  три  дня).  Венгерский дипломатический (пять звездочек) — 125 тысяч.  Диппаспорт  государства Белиз (вместо звездочек стоит best — лучший) — 85 тысяч,  обычный (три обойдется в 75 тысяч,  а дипломатическая Коста-Рика (пять звездочек) — в  95  тысяч.  Доминиканская  Республика:  гражданский  паспорт   (три звездочки)  —  15  тысяч  500 долларов.  Гражданство Венесуэлы (четыре четыре звездочки) — столько же. Санта-Киттс (четыре звездочки) — 25 тысяч.

По отдельному договорному тарифу можно  организовать  гражданство или вид на жительство в Израиле (кстати, вор в законе, лидер ореховцев Сильвестр  был  гражданином  этой  страны  по   фамилии   Жлобинский), Германии, Австрии, США и Великобритании.

Если верить данным Московского РУОПа,  то  за  рубежом  постоянно проживают два десятка российских уголовных «авторитетов». Американская пресса упоминает о 200 кланах «русской мафии» в 29 государствах  мира. К концу 95-го года география сфер влияния выглядела примерно так:

Северное Средиземноморье — ПЕТРИК (Алексей Петров);

Австрия —  АРНОЛЬД  (Арнольд  Тамм),  ЭДО  (Эдуард Иваньков,  сын Япончика), БОРЯ-АНТОН (Борис Антонов) и МИХАСЬ;

Израиль —  МИХАСЬАВЕРА-СТАРШИЙ  (Виктор Аверин) и АНТОН (Антон Малевский);

Германия — ТАЙВАНЧИК (Алимжан Тохтахунов), ЛЕСИК (Хейдар Юсипов);

Болгария — АНТОН;

Венгрия —  ЛЮСТАРИК  (Евгений  Люстарнов),  САША-АВЕРА (Александр Аверин);

Испания — Марк Мельготин,

Франция — БЕСИК (Беслан Джонуа),  ДЕД  (Сергей  Ермилов),  ДЖАМАЛ (Джамал Хачидзе);

Канада — вор в законе СЛИВА (Вячеслав Слива);

Греция — МАТВЕЙ (Матвей Пилиди);

Кипр — МАКИНТОШ (Леонид Билунов); ТЕРРОРИСТ (Михаил Ратько);

США — ЯПОНЧИК (Вячеслав Иваньков) в Нью-Йорке; вор в законе КАЦ в Лос-Анджелесе, вор в законе ВАЧИГАН (Петросов) в Денвере;

Япония — МАМИК (Михаил Мамиашвили), СЛОН (Андрей Слушаев).

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВ, ОН ЖЕ ПЕТРИК

Один из     самых    влиятельных    представителей    российского криминалитета в Европе — вор в законе по  кличке  Петрик  —  35-летний Алексей Динарович Петров.  Он же г-н Суворов, он же Леня Петрик, он же Леня Хитрый.  Трижды судим.  После освобождения  в  1992  году  развил бурную  деятельность,  принял  участие в создании таганской преступной группировки с несколькими влиятельными ворами в  законе,  такими,  как Захар,  Савоська  и  Роспись,  контролировал  балашихинскую  «братву». Вместе с Сильвестром и Сережей-Бородой активно  боролся  с  кавказской мафией в Москве.

Единолично возглавил мазуткинскую ОПГ.  Свое имя эта  группировка получила  по  названию  уже не существующего Мазуткинского переулка (в районе  Сретенки),  откуда  и  вышла   большая   часть   ее   лидеров. Мазуткинская ОПГ появилась еще в 70-е годы.  Когда-то это была одна из самых влиятельных бандитских группировок в Москве,  но в начале 90-х в рядах мазуткинской «братвы» произошел раскол. Часть бандитов примкнула к  солнцевской  группировке,  часть   отошла   к   коптевской.   Члены группировки  традиционно  контролируют «объекты» в старой части города (Якиманка,  Таганка),  на площади трех  вокзалов,  в  Сокольниках,  на Стромынке,  Красноказарменной улице ив районе Рогожского вала.  Вскоре под   флагом    мазуткинцев    сплотились    бауманская,    таганская, сокольническая  и некоторые другие более мелкие бригады.  Правой рукой Петрика стал Гарик Махачкала.  Самому Петрику  покровительствуй  Отари Квантришвили и — из Америки — Япончик.

Вскоре Петрик  вновь  оказывается  за  решеткой.  Правда,  совсем ненадолго. В декабре 1992 года в ресторане мотеля «Солнечный» во время празднования дня рождения вора в законе по  кличке  Захар  (Александра Захарова)  была  проведена  показательная  операция  столичного  ГУВД. Муровцами и омоновцами были здесь задержаны 65 лидеров  криминалитета, в  том  числе  Сильвестр,  Роспись и Петрик.  Хотя у многих обнаружили наркотики и оружие, всех в итоге отпустили.

Через некоторое  время  в  стройных  до  того  рядах «славянских» мафиози происходит некий раскол, о причинах которого до сих пор спорят криминологи.  «Авторитеты»  приговаривают к смерти Глобуса.  За ним на тот свет отправляется и его друг Анатолий Семенов (Рэмбо).  По  данным российских  спецслужб,  санкцию  на  убийство  давали  якобы  Петрик и Роспись,  которые сразу после  происшедшего  покинули  страну:  Петрик уехал в Германию, а Роспись — в Нью-Джерси (США).

В течение 1993 года он частенько наездами бывал в России, навещал друзей,   интересовался,  в  каком  состоянии  его  дела,  и  спокойно отправлялся обратно.  Практически постоянное пребывание за рубежом (он постоянно мигрировал между Германией, Австрией и Израилем) не помешало лидеру мазуткинцев принять участие в нескольких крупных разборках.

При этом  у  Петрика  серьезно  портятся  отношения  с Япончиком. Иваньков поручил Петрову реализовать партию драгоценных камней. Петрик заказ выполнил,  но при этом исчезла часть прибыли. К конфликту это не привело,  но больше к себе Петрова Иваньков  не  подпускал.  Зато  наш герой  продолжал контактировать с Росписью — их,  в частности,  видели вместе в Германии.

Столь активно  перемещаться  по  Европе  Петрика заставляла серия уголовных дел,  возбужденных в России  по  поводу  афер  с  фальшивыми авизо,  в которых оказались замешаны и мазуткинцы.  Петрик на какое-то время осел в Австрии,  но оттуда его выдворили за  нарушение  визового режима.  (По некоторым данным, австрийцы задерживали его по подозрению в похищении Анатолия Роксмана по кличке Толя Ждановский.) Не  прижился он  и в Израиле:  после серьезного конфликта с местными русскоязычными бандитами «вор в законе» по  фальшивой  (как  выяснилось  позже)  визе переезжает во Францию.

Здесь он осел надолго:  более  чем  на  год.  Он  снял  роскошные апартаменты на Лазурном берегу Франции,  приобрел «Мерседес» последней модели, нанял телохранителей. По каким причинам французские спецслужбы обратили  на  него  внимание весной 95-го,  до сих пор неизвестно.  По одним  данным,  своих   французских   коллег   уведомили   австрийские правоохранители,  по  другим  —  российские,  по  линии Интерпола.  По третьей  версии,  на  Петрика  настучала  его  собственная   «братва», решившая таким образом освободиться от его жесткой опеки.

Алексей Петров был арестован 9 (по другим Данным — 3)  августа  в Ницце  в  результате  совместной  операции  правоохранителей Австрии и Франции.  Оперативники из ниццской бригады  по  борьбе  с  бандитизмом задержали  его  прямо  в  купальных плавках в тот самый момент,  когда Петров сидел на краю бассейна шикарной виллы, снятой им на целое лето. Вот  как  описал  свою  встречу  с  русским  «авторитетом» французский полицейский в местной газете:  «Внешность его не  может  не  поразить. Голова  убийцы  и  торс,  больше  напоминающий  шкаф-гардероб,  нежели человеческое тело.  Он небольшой,  но массивный. И со шрамами по всему телу…» Этот полицейский участвовал в задержании многих бандитов,  но Петров его впечатлил более чем кто-либо,  с удивлением  констатировала «Франс-суар».

Оперативно прибывший  адвокат  прочитал   гневную   проповедь   о «нарушении законности» и «попрании прав личности». Но никакого эффекта на полицейских она не произвела.  Первоначально  Петрику  вменялось  в вину   использование   фальшивого  паспорта.  Однако  административный трибунал Ниццы принял решение оставить его на свободе,  посчитав,  что украинский  паспорт на имя Суворова,  обладателем которого Петров стал после женитьбы на украинке,  является  действительным.  Правда,  после того,  как  по  решению  административного трибунала с «вора в законе» сняли наручники,  он почти сразу же (16 августа) был  вновь  арестован уголовной полицией. На этот раз он обвинен в проживании во Франции без вида на жительство.

Правда, максимум,  что  ему  грозило  —  это  высылка  на  родину (писалось и о возможной передаче его в руки  российского  правосудия). Правда,  французы не знали,  куда правильнее его высылать: на Украину, гражданином которой он оказался, или в Россию, откуда он приехал.

Уже в  сентябре в газеты просочилась информация,  что на спасение Петрика из воровской кассы собран один миллион  долларов.  Неизвестно, потребовалась  ли  в  итоге такая сумма,  но уже в конце сентября Леня Хитрый  по  решению  суда  был  освобожден  без  каких-либо   санкций. Характерно,  что  московские  правоохранители,  явно имевшие к Петрику вопросы по поводу убийств Глобуса и Рэмбо (по некоторым данным, Петров даже  находился  в  федеральном  розыске),  так  и  не потребовали его выдачи. Позже тот же феномен был обнаружен при аресте Михася.

Самое любопытное,  что  вскоре  —  в ноябре 95-го — Петрик все же посетил Москву с «неофициальным» визитом. Вместе с ним сюда приезжал и солнцевский    «авторитет»    Авера-старший.    Согласно   оперативной информации, они налаживали каналы по транзиту кокаина.

В течение  всего 96-го года никаких известий о деятельности этого влиятельнейшего «вора в законе» криминологи  не  получали.  Все  знали только  одно:  Петрик  на  свободе и держит «братву» в страхе угрозами возвращения и последующими «разборами».

В последний  раз его имя всплывает в декабре того же года в связи с расследованием  дела  об  убийстве  в  октябре  96-го  американского бизнесмена Пола Тейтума, совладельца совместного предприятия «Интурист РадАмер  —  гостиница  и  деловой  центр»  и   пятизвездочного   отеля «Рэдиссон-Славянская».   Резонанс   от   этого  громкого  преступления распространился далеко за пределы России.  Ведь  это  было  фактически одно из первых убийств американского предпринимателя такого уровня.

Внимание следствия привлек также тот факт,  что за три месяца  до убийства   Тейтума   конфликтовавший   с  американцем  гендиректор  СП «Интурист РадАмер — гостиница и деловой  центр»  Умар  Джабраилов  был задержан   для   выяснения  личности  в  Монако  на  яхте  в  компании интересующего нас  г-на  Петрова  (Суворова).  Появилась  версия,  что Джабраилов  и  Петрик  обсуждали,  как  поступить  с Тейтумом.  Однако Джабраилов предположения следствия опроверг,  заявив,  что  о  Петрике много слышал,  но никогда с ним не встречался.  «Только жену его Беллу хорошо знаю»,  —  заметил  Джабраилов,  видимо,  чтобы  придать  своим показаниям большее правдоподобие.

Между тем  в  начале  марта  97-го  московские  руоповцы   сильно «потрясли»  соратников  Петрика.  Сотрудники 9-го регионального отдела задержали  шестерых  активных   участников   мазуткинской   преступной группировки,  которые  подозревались в совершении разбойных нападений, рэкете, хранении оружия и наркотиков. «Братишек» посадили на 30 суток. Но  когда  следователи уже собрались предъявить задержанным обвинение, Коптевский нарсуд неожиданно освободил без залога и даже без  подписки о  невыезде  одного из их лидеров — Олега Москалева,  более известного под кличкой Хряк.  Естественно,  он тут  же  ударился  в  бега  и  был объявлен   в  федеральный  розыск,  как  и  скрывшийся  от  правосудия мазуткинский  боевик  по  кличке  Тайсон  —  бывший  боксер  Александр Селищев.

Кстати, незадолго до этого судебного заседания на  подконтрольной «мазуткинцам»   территории   было   замечено  некоторое  оживление.  С владельцев  магазинов  и  частных  предприятий   потребовали   выплаты внеочередного    экстренного    «налога»,   значительно   превышающего традиционные поборы.  В общей сложности мазуткинской «братве»  удалось выдоить  не  менее  300  тысяч  долларов.  А что делать?  «Правильные» судебные решения стоят нынче недешево.

А главный   мазуткинский  «авторитет»  Петров-Петрик  по-прежнему ведет кочевой образ жизни,  перемещаясь между  Израилем,  Германией  и Австрией.  По другим данным, он подался на север, кочуя между Бельгией и Голландией.  Сейчас под  его  непосредственным  контролем  находится несколько  ресторанов  и  казино  в  Юго-Восточном и Восточном округах Москвы,  а  также  «АвтоВАЗ-сервис   «Северянин».   Кроме   того,   он контролирует  продажу в Россию украденных в Западной Европе машин.  По оперативным  данным,  все  заработанные   в   России   деньги   Петрик переправляет   в   зарубежные   банки.   В   частности,   имеет  счета «Дойчебанке».  По неподтвержденной информации, проводит консультации с юристами,   обсуждая  возможности  своего  безопасного  возвращения  в Россию.

Источник: http://lib.ru/POLITOLOG/r-prest.txt

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 + 7 =