Search
Generic filters
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
r="ltr" style="text-align: left;" trbidi="on">

Российская преступность: Кто есть кто (Глава 1-4)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 5-6)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 7-8)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 9-10)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 11-12)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 13-14)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 15-16)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 17-18)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 19-20)

Российская преступность: Кто есть кто (Глава 21-23)
Российская преступность: Кто есть кто (Глава 24-25)

ПАЛАЧИ МАФИИ

Киллер. Это нерусское слово удивительно  быстро  вошло  в  обиход современной  России.  Киллер — это уже не «мокрушник» и не «убивец» по Достоевскому.    Киллер    —    это    «рафинированный»    исполнитель конфиденциального  поручения.  Профессионал,  для  которого  жертва не является объектом ненависти,  для  которого  нажатие  курка  не  имеет никакой  смысловой  нагрузки,  кроме  одного:  необходимости исполнить «заказ».

Киллер —  существо  почти  бескорыстное:  он  не  возьмет у своей жертвы ни одной вещи — даже самой дорогой, — он обязательно оставит на месте  преступления  свое  дорогостоящее  (иногда — более десяти тысяч долларов) оружие. Он работает исключительно за гонорар.

Киллер — совершенный,  но бездумный механизм:  он не знает,  ради каких высших целей идет на злодеяние, зачастую не знает имен не только заказчиков,  но  и самих жертв.  Киллер — существо неуловимое.  Если и ловят убийц — они оказываются именно «мокрушниками»,  палачами  не  по профессии,  а  по случайному стечению обстоятельств.  Настоящий киллер всегда имеет «шапку-невидимку».  Даже если его и поймают — до суда  он не  дойдет:  или  сбежит,  как  Солоник,  или повесится в камере,  как Мартиросян, убивший братьев Уциевых.

В данном   случае   автор  излагает  не  собственную  позицию,  а устоявшийся миф.  При абсолютном бессилии нынешней российской  Фемиды, при отсутствии хотя бы одного гласного процесса над серийным киллером, который бы работал на высоком уровне (то есть жертвами  которого  были бы   видные   уголовные  «авторитеты»,  крупные  банкиры  и  известные политики), мы не имеем права считать любой портрет киллера образца 96- го года действительно объективным и достоверным.

Мы до сих пор имеем слишком убогую статистику раскрытых  заказных убийств,  чтобы  выстроить  четкую  систему  рекрутирования  киллеров, «оформления заказа», чтобы судить о критериях уголовных «авторитетов», выносящих   смертный   приговор:   когда   считается,  что  противника достаточно попугать, а когда — уже пора «мазать ему лоб зеленкой», как выражаются  в  блатной  среде.  Мы  с  трудом  можем судить о величине гонораров и об их зависимости от положения жертвы,  суммы «долга»,  от квалификации самого киллера.

Статистика такова:  в 1992 году было раскрыто 11 из 102  заказных убийств;  1993 год — 27 из 228; 1994 год — 32 из 562; 1995 год — 60 из 560.  Таким образом,  раскрываемость составляет не более 10 процентов. При этом надо отметить,  что преступление считается «раскрытым»,  если следователь подписал обвинительное заключение и передал дело в суд.  А будет  ли  оправдан  обвиняемый  на  суде,  составители статистических отчетов этого типа уже не интересуются.  Например, по делу об убийстве Александра  Меня  проходил  Игорь  Бушнев,  побывавший  даже на скамье подсудимых.  Следовательно, убийство протоиерея проходит по статистике как раскрытое.

Отсутствие достоверной информации  приводит  к  тому,  что  молва начинает   идеализировать   и  даже  демонизировать  модернизированных гангстеров,  для  которых  убийство  стало  профессией.  Страх   перед безжалостной,  абсолютно  неподконтрольной  обществу  машиной  насилия толкает  на  безумную  попытку  придать  ей  —  этой  машине  —  ореол геройства,  робингудства,  в  какой-то  степени  даже оправдывать само существование института киллерства.  Отсюда появилось лживое  словечко «чистильщики».  Это  благозвучное  имя  присваивается  тем,  кто якобы наделен  полномочиями  очищать  общество   от   воров   в   законе   и «авторитетов»,   а   также  от  «паразитов»  —  фирмачей  и  банкиров, «паразитирующих» на  «нищете  народа».  Речь  идет,  по  существу,  об апологии  самосуда,  попытке  отыскать целесообразность в убийстве без суда и следствия.  Не надо быть психоаналитиком,  чтобы понять, что за всем этим стоят лишь страх, зависть и бессилие.

Апофеозом этой странной волны идеализации киллерства  стал  фильм «Шизофрения»,    в   котором   убийство   —   естественное   состояние «свихнувшегося» общества,  а роль киллера исполняет актер,  за которым прочно закрепилось амплуа героя-любовника — Александр Абдулов.  Эдакий беззлобный киллер-интеллектуал,  который читает интеллигентскую «Общую газету»,  чтобы лучше разобраться в нынешней политической ситуации — и так, с газетой в руках, отправляется отрабатывать очередной «заказ» на известного московского банкира.

При всей этой путанице в умах и в терминологии (к примеру, каждый криминолог   по-своему   объясняет,   в   чем   отличие  «киллера»  от «суперкиллера»),  при  обилии  легенд  и  мифов  вокруг   именитых   и безымянных  палачей  отечественной  мафии  можно  констатировать,  что институт киллерства в России действительно существует и  уже  приобрел достаточно устойчивые очертания. Образование системы профессионального и несанкционированного судом палачества многие специалисты связывают с тем,  что  она,  эта система,  создавалась искусственно,  «сверху».  И главная роль  в  этом  нелегальном  процессе  изначально  играло  всем известное  и до поры всесильное ведомство со зловещей аббревиатурой из трех букв.

Именно эта  организация,  по  многочисленным  свидетельствам и по утечкам рассекреченных архивов,  еще  задолго  до  перестройки  начала использовать  наемных  убийц  в  борьбе  с  наркодельцами  и  вообще с преступностью,  уже  тогда  склонной   к   «организованности».   Такая антизаконная  практика воспринималась многими как естественная реакция «честных»   спецслужб   на   коррумпированность   партноменклатуры   и руководства  МВД и невозможность хотя бы одно дело о коррупции довести до суда.

Если верить  данной версии,  в структуре КГБ (в тот самый период, когда главный чекист  страны  —  Юрий  Андропов  —  пересел  в  кресло Генерального секретаря) появились подразделения В и С с основной целью —  организовать  целенаправленную,  планомерную  ликвидацию   главарей организованной  преступности  силовыми методами.  Секретные сотрудники проходили обучение в антитеррористическом (Седьмом) управлении КГБ  по весьма  своеобразной  программе:  кроме  традиционных боевых искусств, включающих навыки виртуозного владения холодным и стрелковым  оружием, здесь  преподавалась  и  пиротехника  —  то есть умение изготавливать, устанавливать и приводить в действие самодельные взрывные  устройства. Кроме  того,  учили проводить максимально эффективные допросы и другим не менее специфическим наукам.

Из завершивших   подготовку   по   полной   программе   секретных сотрудников составляли мобильные группы и  внедряли  их  в  преступную среду.  Поддержка им осуществлялась со стороны «авторитетов»,  которых удалось завербовать «на зоне» (а таковых,  между прочим, было не менее 20  процентов  от  общего числа лидеров преступной среды).  С распадом СССР  и  КГБ  эти  внедренные  группы  лишились  «хозяев»,   но   свою деятельность,  судя по всему,  не прекратили. Оказалось, что человеку, для которого основная профессия — убийство, вообще крайне трудно найти другую   работу.   По   утверждению  Андрея  Иванова,  выступившего  в «Криминальной хронике» с публикацией (одной из немногих на эту  тему), отчасти проливающей свет на институт киллерства,  в настоящее время на все СНГ имеется не больше сотни киллеров-профи,  и более  половины  из них — бывшие сотрудники подразделений С.

Иванов (скорее  всего  это  псевдоним)   и   другие   криминологи предпринимали   попытки  ввести  своеобразную  классификацию  в  среде киллеров.  Одни  делят  палачей  мафии   на   киллеров-подрывников   и киллеров-стрелков,    а    последних    —    на    киллеров-профи    и киллеров-пехотинцев.  «Пехотой»  на  модернизированном  блатном  языке именуются  рядовые  бойцы  криминальных  группировок (этимология слова имеет две трактовки: с одной стороны, такие бойцы находятся на свободе в  среднем  не  более  двух  лет,  с  другой  —  в  иерархии нынешнего криминалитета  они  считаются  наименее  квалифицированными  кадрами). «Пехотинцы» участвуют в обычных, заурядных «разборках» или находятся в группе прикрытия «профи».  Меткий выстрел «пехотинца» стоит  несколько тысяч  долларов,  меткий  выстрел  «профи»  оценивается в десятки штук «зеленых».  «Профи» относятся с  презрением  и  к  «пехотинцам»,  и  к «подрывникам», считая работу последних тупой и грубой.

Другие классификаторы утверждают,  что одни и те же киллеры могут применять и стрелковое оружие,  и взрывные устройства.  А потому имеет смысл делить исполнителей заказных убийств только по  профессионализму и гонорарам.  При таком подходе выделяют четыре группы: «бомжи» — люди с социального «дна»,  готовые пойти на  «мокруху»  за  бутылку  водки; «бойцы» — члены криминальных группировок, обычно расстреливающие своих жертв из автоматического оружия по приказу «авторитетов»  за  скромные гонорары в несколько сот или пару тысяч долларов;  «профи» — наемники, работающие по вызову,  бывшие оперативники из МВД и КГБ, получающие за один меткий выстрел десятки тысяч «зеленых»,  и, наконец, «суперпрофи» — бывшие сотрудники спецподразделений силовых ведомств,  как  правило, кадровые офицеры, чьи гонорары исчисляются сотнями тысяч долларов США.

По мнению большинства аналитиков, за услугами к «суперпрофи» чаще всего   обращаются   высокопоставленные   сотрудники   государственных структур. Речь идет, как правило, об установлении контроля над тем или иным  хозяйственным  объектом.  О  таких серьезных заказах статистика, естественно,  умалчивает.  Но  и  анализ  тех  немногих  преступлений, которые   раскрыты,  дает  неожиданный  результат.  Оказывается,  чаще убийство заказывают  не  «крестные  отцы»,  а  вполне  респектабельные бизнесмены:  40  процентов  в  первом  случае  против  46 процентов во втором.  Соответственно,   50   процентов   жертв   киллеров   —   это предприниматели  и  чиновники  и  лишь  38  процентов  — представители криминалитета.

Поскольку киллеры-профи,  как  и официальные палачи,  выполняющие приговор народного суда, обычно работают на выезде, в «командировках», посредниками   в   заказах  порой  выступают  некоторые  туристические агентства.  Работник из центрального бюро связывается  с  региональным филиалом  и  сигнализирует  о  поступившем «заказе».  В Центр выезжает «группа обеспечения» и обговаривает  все  условия  «контракта»,  после чего готовит базу для приезда и проживания исполнителя.  Затем в Центр отправляют киллера,  «группу  поддержки»  и  «группу  прикрытия».  Для передвижения  используется  военно-транспортная  авиация или чартерные рейсы.  Исполнитель не знает никого из этих двух групп и прилетает  на другом   рейсе.  Группа  прикрытия  обеспечивает  безопасный  отход  и устранение случайных  свидетелей.  После  исполнения  «заказа»  киллер покидает   город   в   течение   часа.  «Заказчик»  выступает  в  роли добровольного спонсора туристического агентства.

Здесь надо  отметить,  что  те  немногие  сообщения  о  раскрытых заказных  убийствах,  которые  мы  все  же  получаем,  в   эту   схему практически  никогда  не укладываются.  Возможно потому,  что реальная жизнь гораздо многообразнее  любой  схемы.  С  другой  стороны,  шансы раскрыть  убийство,  которое  четко  проведено  вышеуказанным образом, практически  нулевые.  Поэтому  те  преступления,   которые   все   же раскрываются,  —  именно «мокруха» по случаю или малоквалифицированное киллерство.

Например, 7  февраля 1997 года столичный РУОП победно рапортовал: раскрыто заказное убийство на  стадии  приготовления.  По  утверждению начальника  одного  из  отделов  РУОПа,  Рината  Судалина,  его сыщики задержали целую преступную группу, состоящую из организатора убийства, специально вызванного с Украины киллера и торговца оружием, у которого за 1200 долларов был куплен  пистолет  «ТТ»  с  глушителем.  Это  была устойчивая  группа,  замешанная  еще  как  минимум  в  трех убийствах. Последней жертвой должен был  стать  московский  коммерсант,  директор торговой  фирмы  «Сол».  Он  узнал  об этом через несколько дней после ареста  убийц-неудачников,  в  день  своего  рождения,   который   мог оказаться девятым днем его поминок.

Здесь надо  отметить  два   важных   обстоятельства.   Во-первых, заказчик  не  был не только задержан,  но даже установлен.  Во-вторых, организатор убийства планировал убрать коммерсанта в момент  перевозки крупной  денежной  суммы,  которую  убийцы  хотели  присвоить.  Отсюда следует,  что  к  классическому  заказному  убийству,   когда   киллер «бескорыстен»,  данный  случай  отнести  нельзя.  Кроме того,  судя по сообщению, все трое задержанных были знакомы между собой, что опять же наводит на мысль о непрофессионализме убийц.

Но иногда происходит обратное:  между заказчиком  и  исполнителем выстраивается целая цепочка посредников.  Так произошло, например, при подготовке убийства директора КБ  «Новатор»  г-на  Смирнова.  Заказчик выплатил  первому  посреднику  22  500 долларов.  При передаче каждому следующему звену в цепочке сумма  соответственно  уменьшалась:  15000, 9000,  6000.  Киллер  получил  всего 3 тысячи «баксов».  Одним словом, жизнь и смерть в России гораздо сложнее любой схемы.

Вот, к  примеру,  как  «оформлялся  заказ»  на убийство директора санкт-петербургского  аэропорта  «Ржевка»  г-на   Сухова.   Заказчиком выступал,   как   нетрудно   было   предположить,   его   заместитель. Организовать  устранение  своего  начальника  он  попросил  44-летнего оператора котельной аэропорта.  Гонорар был обещан более чем скромный, если учесть,  каким объектом заказчик предполагал завладеть — всего  4 тысячи  долларов.  Но оператор не захотел самолично идти на «мокрое» и нанял для этой цели своего 21-летнего приятеля.  А орудие преступления —  пистолет  «будапешт» — оператор одолжил у знакомого «авторитета» из мурманской преступной группировки.  Директора  убили  в  9  утра,  как принято,   в   подъезде  его  дома.  Паренек  оказался  смекалистым  и действовал как профессионал:  не забыл сделать контрольный выстрел, не поленился  выкинуть  пистолет.  Но  на  сей  раз  сотрудники угрозыска оказались на высоте.

Классическое заказное  убийство  раскрыли  в  начале  97-го  года сотрудники МУРа,  УВД Северного округа Москвы и городской прокуратуры. Они  нашли  и  заказчика,  и  исполнителя  казни руководителя одной из крупнейших российских фирм звукозаписи ZeKo-Records Кирилла  Зеленова. Оказывается, разгадка этой драмы находилась в самом названии фирмы.

Пышные похороны Зеленова организовал (и в прямом,  и в переносном смысле)  его  ближайший  деловой партнер,  соучредитель фирмы Владимир Козлов. Они учредили ее на паях — 50 на 50 —  в  1991  году,  название фирмы   (которое   вскоре  узнали  миллионы  любителей  поп-музыки)  — сокращение фамилий соучредителей.

Несмотря на  высокие  прибыли  знаменитой  компании,  в  какой-то момент в  ее  руководстве  начались  трения.  Зеленев  выявил  крупные растраты  в  фирме:  Козлов  продавал  крупные  партии аудио-кассет по завышенным ценам,  а  всю  выручку  оставлял  себе.  В  итоге  Зеленов заставил  своего  партнера  выйти из соучредителей компании,  что было документально  оформлено  21  марта  1996  года.  Впрочем,   об   этом догадывались   немногие  —  несмотря  на  конфликт,  Козлов  продолжал работать  практически  на  той  же  должности.  Но,  как   подозревают следователи, даже с этими незначительными переменами не смирился.

…Зеленова застрелили  прямо  в  его   служебном   кабинете   на Кронштадтском бульваре,  43. Убийца несколько часов терпеливо поджидал свою жертву,  сидя возле кабинета Зеленова. Как ни странно, он не знал «объект»  в  лицо  и  всякий  раз,  когда в офис входил новый человек, интересовался у сотрудников фирмы,  не директор  ли  это.  Наконец  он получил  положительный  ответ.  Убийца  спокойно  вошел в директорский кабинет и произвел шесть выстрелов из пистолета.

Хотя был  составлен  подробный  фоторобот убийцы,  его нашли лишь через полгода —  почти  случайно.  Весной  1997  года  сотрудники  ОВД муниципального   округа   «Беговой»  задержали  группировку  рязанских бандитов,  ограбивших одного компьютерщика.  В процессе  расследования всплыли новые эпизоды — три разбоя и похищение человека.

Следователи выяснили,   что   лидера   группировки   неоднократно судимого  Юрия  Жуликова  (вот  уж воистину говорящая фамилия!) друзья свели с Владимиром Козловым как раз в  тот  момент,  когда  тот  искал исполнителя казни своего бывшего друга. На цене заказа сошлись быстро: 80 тысяч долларов.  В заказ входило,  кроме того, убийство наследников предпринимателя — жены и сына.  Но эта часть спецпоручения по каким-то причинам так и не была осуществлена.

В качестве  предоплаты Жуликов взял от Козлова 20 «штук зеленых». Орудие  казни  выделила   дружественная   кемеровская   «братва».   Но интереснее всего выбор исполнителя заказа.  Своих парней Жуликов решил не  подставлять.  А  потому  «мокруху»  поручили  должнику  —   доселе законопослушному    Василию   Силушину,   которому   «посчастливилось» врезаться в автомобиль одного из рязанских бандитов.  Ремонт  иномарки он  оплатить  не  смог.  Сперва  его  «поставили на счетчик»,  а потом предложили более быстрый и легкий способ возврата долга — один  меткий выстрел…

Жуликова задержали 23 марта.  Силушина  —  5  апреля.  Еще  через четыре  дня  провели обыск в офисе упомянутой компании по произведетву компакт-дисков и арестовали г-на Козлова.

А вообще зафиксировано немало случаев,  доказывающих, что слухи о неуязвимых киллерах-демонах сильно преувеличены. Один из них произошел в  июле  95-го,  в  Москве,  на  улице Панферова.  Около полуночи двое преступников  «встречали»  в  подъезде  37-летнего  начальника  службы безопасности «Финанс-банка» Алексея Крюкова.  Когда он вошел в подъезд вместе со своей знакомой,  убийцы открыли огонь.  Но  раненный  Крюков сумел  выхватить  свой  бразильский  «таурус»  38-го калибра и сделать несколько прицельных выстрелов.  Крюков погиб,  но все же «прихватил с собой» одного  из киллеров (пули попали ему в шею и в голову).  Второй преступник скрылся. Но в любом случае это дает некоторые основания для оптимизма:  чем  чаще киллеры будут встречать достойное сопротивление, тем   меньше   будет   заказных   убийств.   Правда,   при    нынешнем законодательстве  реальную  возможность  носить  оружие  имеют  только охранники  и  военнослужащие.  И,  конечно,   бандиты,   для   которых существует только один закон: воровской кодекс.

Другой подобный случай произошел  в  начале  97-го  года  в  Уфе. Убийца попался прямо на месте преступления, и, более того, сотрудникам милиции пришлось буквально спасать его от самосуда разъяренной жертвы. По  словам  оперативников,  «пострадавший  чуть  не  открутил  киллеру голову».  «Неудачным» объектом оказался начальник службы  безопасности одного из уфимских акционерных обществ Аркадий Иванцов.

Как и положено в таких случаях,  убийца подстерег Иванцова в  его родном подъезде,  предварительно вывернув на площадке перед лифтом все лампочки.  Когда глава СБ направлялся к лифту,  киллер подошел сзади и приставил  ствол  к затылку.  Но кромешная тьма сыграла с убийцей злую шутку.  Он обо что-то споткнулся,  и выстрел пришелся не в голову, а в шею.  По  идее,  и  этого ранения должно было хватить для того,  чтобы жертва  рухнула  замертво.  Однако   этого   не   произошло.   Иванцов развернулся и… залепил киллеру оплеуху.

После чего между ними началась борьба не на жизнь, а на смерть, в ходе  которой  киллер-неудачник  и  его  жертва переместились во двор. Неизвестно, чем бы закончился бой, если бы дерущихся врагов не разняли милиционеры.  Им  пришлось  буквально  вырывать  «снайпера» из крепких объятий  раненого  охранника.  Как   только   на   руках   преступника защелкнулись  наручники,  Иванцов  потерял  сознание.  А  врачи только разводили руками:  они впервые  видели  человека,  который  при  таком ранении,  потеряв столько крови,  оказался способен на столь серьезный поединок.  Видимо,  возможности человека,  которому грозит смертельная опасность,  гораздо  превосходят  все  мыслимые пределы.  А киллер был настолько ошарашен и шокирован тем,  что произошло,  что на первом  же допросе «сдал» всех заказчиков убийства.

В данном случае убийца  оказался  профнепригодным.  Но  бывает  и обратное  —  когда  киллеры  демонстрируют  просто виртуозное владение огнестрельным оружием.  Своего рода подвиг Одиссея и его сына Телемаха повторили  два стрелка в Саратове,  в ноябре 95-го.  Их жертвами стали люди из банды Игоря Чикунова,  29-летнего «авторитета»,  члена  совета директоров   нескольких  фирм,  владельца  контрольного  пакета  акций нефтяного концерна,  неформального  хозяина  крытого  рынка  в  центре города и двух крупных магазинов.

Чикунов и дюжина его товарищей мирно играли в карты  в  помещении ТОО  «Гроза»,  когда в дверях появились двое незнакомцев с пистолетами «ТТ» в руках. Ровно за 20 секунд они расстреляли две обоймы. Результат ужасен:  11  трупов и двое раненых.  Происшествие шокировало не только саратовцев,  но и милицейское руководство в Москве: на место расстрела сразу же прибыл первый замминистра внутренних дел Владимир Колесников. По одной из главных версий,  суд над бандитами устроили два сотрудника РУОПа. Все опять вспомнили о мифической организации «Белая стрела».

Миф о  «Белой  стреле» — одна из самых невероятных и удивительных легенд последнего времени.  Согласно этой  легенде,  честные  борцы  с организованной преступностью из российских спецслужб поняли: открытая, строго основанная на «Законе о милиции»,  «Законе о  госбезопасности», «Законе  об  оперативно-розыскной деятельности»,  УК и УПК,  в строгом соответствии с буквой закона борьба с организованной  преступностью  — невозможна.  В тюрьму будут по-прежнему попадать только «шестерки», да и  тех   будут   выкупать   за   деньги   из   «общака»   при   помощи коррумпированных,  корыстолюбивых  судей.  Чтобы остановить преступный беспредел,  нужна  тайная  война,  основанная  на  самосуде  и  скорой расправе с лидерами криминалитета.  Нужна тайная организация, подобная бразильским «эскадронам смерти» — подпольного полицейского «братства», поставившего себе целью извести главарей тамошней преступности.  Такая организация в начале 90-х якобы была создана и в России.

Слухи о  существовании «Белой стрелы» вновь всколыхнулись в связи с убийством Отари Квантришвили.  Но через некоторое время  по  каналам агентства    «Крим-пресс»    возникшие    слухи   были   категорически опровергнуты. Что еще больше убедило заинтересованную общественность в том,   что   «нет   дыма   без   огня».  В  существовании  организации «мстителей-антикриминалов» убеждал и тот  факт,  что  после  массового исхода  профессионалов из бывших советских спецслужб многие подались в преступные группировки,  стали киллерами.  Но кто-то, не расставаясь с профессиональными  навыками,  мог  ведь  продолжать  бороться  и по ту сторону баррикад — только уже без санкции продажных прокуроров  и  без опеки безразличного к преступному беспределу милицейского руководства.

Версия о существовании тайного братства разбивалась на  несколько подверсий:
    
1. «Белой стрелы» как таковой нет,  но существует серия секретных операций  по  ликвидации  ключевых  «авторитетов»  и  воров  в законе. Возможно,  при этом действовала одна и та же  группа  людей.  Возможно также,  что  «заказы»  поступали от тех же преступников (например,  из конкурирующих группировок),  но решение о том,  брать ли их, принимало вполне официальное начальство.

2. «Белая стрела» все-таки  существует.  Организация  создана  по решению руководства нашей страны во имя самосохранения — от рвущихся к власти Квантришвили и ему подобных.

3. «Белая  стрела»  существует  только как проект,  неоформленная идея.  При  развитии  нынешней  криминальной  ситуации  по  наихудшему сценарию проект может быть реализован по приказу «сверху».

4. «Белая  стрела»  —  всего  лишь  фантом,  след  многочисленных разговоров,  кулуарно ведущихся в МВД, ФСБ, других спецслужбах. Каждая смерть сотрудника,  погибшего от руки одного из членов расплодившихся, как   трибы   после  дождя,  преступных  группировок,  укрепляет  идею суперорганизации.  В  этом  случае  ее  главная  функция  —  месть   и предупреждение.  Даже  неосуществимая  в реальности мечта о мести дает пищу для многих слухов и перетолков.

5. «Белая  стрела»  —  специально  сработанная  спецслужбами деза универсального характера.  Для бандитов — чтобы не завирались и чтобы, главное,  опасались применять насилие к людям в форме с погонами.  Для бизнесменов — чтобы  знали  свое  место  и  свои  обязанности  кормить чиновничество.  Для  населения  —  чтобы  поддержать  «упавший»  имидж правоохранительных органов и спецслужб —  мол,  на  самом-то  деле  мы можем, когда захотим и когда не мешают глупые законы.

6. «Белая стрела» или аналогичная организация  с  другим  кодовым названием  все-таки существует.  Более того,  ее суперпрофессиональные руководители ждут своего часа — часа X, чтобы взять в свои руки власть в  стране  и установить «диктатуру закона».  Возможно,  «Белая стрела» создана во имя далеко идущих политических целей…

Кстати, этот миф получил-таки свое, хотя и частичное, но реальное воплощение. В Севастополе состоялся нелегальный съезд бывших советских генералов и других высших членов КГБ,  разведки и МВД.  Была учреждена организация  —  «Союз  советских  чекистов».   Некоторое   время   она находилась  в  глухом  подполье,  а  потом заказала одному из крымских издательств тиражирование своей программы.

Представитель штаба  ССЧ,  полковник ГРУ в отставке Артур Тарасов заявил:  «Мы не исключаем ситуацию,  когда  кто-то  совершит  какую-то акцию  и  «спишет»  ее на нас.  Да и мы,  если придется показать зубы, сможем  вполне  официально  взять  на  себя  ответственность  за  свои действия и объяснить,  во имя чего мы так поступили.  В конечном счете мы хотим стать той силой, которая наведет в стране порядок».

По данным «Крим-пресс»,  в штаб входят 19 офицеров и генералов из разных стран СНГ.  Не скрывала  эта  организация  и  своего  намерения создать вооруженный отряд из ста человек.

Тот же  Тарасов  рассказал,  что  недавно  ездил  в   Киев,   где встречался  со  «своими»  людьми  в  правительстве Украины,  а также с «авторитетами» преступного мира.  Одна из  целей  визита  —  выбивание кредитов для предприятий ассоциации «Спектр»,  существующей под эгидой союза.  Тарасов похвастался,  что поездка увенчалась успехом: «Кое-что выделили те, кто наворовал. Но выделили добровольно. Организация ни на кого не давила». Союз замахнулся и на «золото партии». Было объявлено, что бывшие чекисты берутся за комиссионные разыскать счета, на которых осели эти деньги,  и вернуть «на  родину».  Безусловно,  к  мифической «Белой  стреле»  эта  организация прямого отношения не имела.  Но сама тенденция — к объединению кадровых офицеров спецслужб на новом  уровне и для новых задач — весьма характерна.

Нечто подобное чуть было не создал и генерал Александр Лебедь — в его  бытность  секретарем  Совета  безопасности.  С единственной целью бороться с преступным  беспределом  команда  Лебедя  по  его  указанию подготовила  мероприятия  и  документацию по созданию военизированного подразделения  Совета  безопасности  численностью  в  50   тысяч   (!) «стволов»  под  кодовым  названием  «Российский легион».  Для службы в «легионе»    предполагалось    привлечь    отставных     бойцов     из спецподразделений МВД, ФСБ и ГРУ, а также ветеранов войны в Югославии. Причем не хорватских,  а сербских боевиков.  Почему именно  сербов?  В подготовленных документах содержалась такая мотивация:  «Необходимость противостояния    религиозно-духовной     воинственности     чеченских сепаратистов  лучше всего понимают сербы и армяне,  на себе испытавшие притеснения турок и познавшие в свое время  свободу  только  благодаря России».

Такая самодеятельность  стоила  Лебедю  поста.   Но   факт,   что существует    сама    идея   создания   неподконтрольной   официальным правоохранительным структурам организации отставных профессионалов  из бывших  советских  и  российских спецслужб для борьбы с криминалитетом «своими методами» — она,  эта идея,  буквально  витает  в  воздухе.  И вполне  могла  или  может в недалеком будущем материализоваться.  Если «Белая стрела» —  всего  лишь  красивый  миф,  то  появление  реальной «третьей  силы»  в  противостоянии общество — криминалитет может иметь для России гораздо более серьезные, даже катастрофические последствия.

По многочисленным свидетельствам существуют  специальные  центры, где  готовят  наемных убийц.  Неподтвержденные сообщения о таких базах поступали из Средней Азии,  Забайкалья, кавказских республик. Об одной из  подобных  учебно-тренировочных  баз  писал  в свое время и Дмитрий Холодов:  «В городе Чучкове  Рязанской  области  (база  спецназа  ГРУ) готовят  наемников  и  профессиональных  убийц  криминальные структуры
СНГ». Он обещал привести доказательства своему утверждению в ближайших публикациях.  Но  не  успел.  Менее  чем через месяц после выхода этой статьи жизнь отважного журналиста оборвала  самодельная  бомба,  умело запакованная в дипломат.  Других желающих проникнуть в «святая святых» института киллерства не нашлось.

А совсем  недавно  тот факт,  что база в Чучкове далеко не всегда использовалась по назначению, неожиданным образом подтвердился. В ходе расследования деятельности секты «АУМ-Синрике» выяснилось,  что именно на этой базе боевики проводили учебные стрельбы и  другие  занятия  по боевой   подготовке  под  чутким  руководством  инструкторов  из  ГРУ. Утверждают,  что все это санкционировал  бывший  секретарь  Совбеза  и бывший вице-премьер Олег Лобов. 

ТОРГОВЦЫ СМЕРТЬЮ

По мере развития института киллерства его «профессора» изобретают все новые  и  новые  способы  отправления  на  тот  свет  должников  и конкурентов.   В   марте   97-го   в   Хабаровске  17-летний  учащийся профтехучилища получил магнитофон с запиской,  поясняющей,  что это  — «подарок   от  друзей».  Первая  же  попытка  его  включить  оказалась последней.  Произошел  мощнейший  взрыв.  От  полученных  травм  юноша скончался  на  месте.  Судя  по  всему,  бомбу изготовил профессионал. Взрывная волна была узконаправленной: из остальных обитателей квартиры никто не пострадал.

Серийное производство не менее коварных «подарочков» организовали в Эстонии. Примерно в те же дни, когда произошел взрыв в Хабаровске, в полицейское  управление  города  Тарту  позвонил  анонимный  ревнитель нравственности.  Он  утверждал,  что в одном из жилых домов на окраине города действует база дельцов порнобизнеса.  Опергруппа отправилась по указанному  адресу  и  действительно  обнаружила  целый склад кассет с «клубничкой».  Но  когда  сержант  направился  с  одной  из  кассет  к магнитофону,  порнодельцы  стали его умолять обойтись без немедленного просмотра крутой эротики. «Иначе мы все — погибли!»

Подпольная видеомастерская  на поверку оказалась подпольным цехом по производству бомб.  После тщательного обыска в помещении обнаружили мощные  взрывные  устройства.  Одни  были уже готовы к «употреблению», другие находились еще в стадии сборки. Даже искушенный киноман вряд ли отличил бы взрывоопасные кассеты от настоящих. Преступники старательно наклеивали на каждую «адскую машину» фотографии из эротических фильмов
и любовных мелодрам. Чтобы вынести из подпольного цеха все лжекассеты, стражам порядка пришлось призвать на помощь саперов.

Для кого же предназначались эти «подарочки»?  Для нас, россиян. В нашу страну совершенно беспрепятственно было  переправлено,  несколько сот  порнобомбочек.  Большинство  из  них  было реализовано в Москве и Санкт-Петербурге.  Последняя партия состояла из двухсот  видеомин.  По данным  эстонской  полиции,  цеховики  работали  по  заказу  одной  из российских преступных группировок.

То, что   значительная   часть   оружия  «точечного»  уничтожения поступает в Россию именно из Прибалтики, известно давно. Но это далеко не  единственный  поставщик  смертоносного  товара.  Вообще  о каналах поставки оружия и о самих торговцах мы уже знаем гораздо больше, чем о тех,  кто  это  оружие  использует  для заказных убийств.  И поскольку немало попыток переправить оружие было пресечено,  можно  судить  и  о масштабах этой страшной торговли.

А они действительно не могут не впечатлять.  В ходе только  одной операции  «Арсенал»,  проведенной московским РУОПом 7-8 мая 1996 года, было изъято свыше пятисот единиц различного рода оружия и боеприпасов. Из них:  21 «ствол», 400 «перьев», 479 единиц боеприпасов. В ходе этих рейдов были задержаны несколько рядовых бойцов преступных  группировок и  один  «авторитет»  из  тушинской преступной группировки.  У него на квартире нашли помповое ружье «винчестер»,  25 патронов к «ПМ» и 5 — к «ТТ».

Зафиксировано немало интернациональных  бригад,  торгующих  самым разнообразным  оружием.  Так,  в  Верхневолжье  была  задержана группа жителей Эстонии и Твери,  специализирующаяся на  поставках  оружия  из Эстонии.   В   автомашине  «Ауди-80»,  принадлежавшей  эстонцам,  было обнаружено 15 пистолетов «ТТ» иностранного производства,  30 магазинов к ним,  приспособления для бесшумной стрельбы.  Чуть позже было изъято еще 10 стволов (аналогичного  происхождения)  с  боеприпасами  к  ним, ввезенных  в  Тверь той же самой группой.  По мнению сотрудников УФСБ, весь  арсенал  предназначался  москвичам  и  должен   был   произвести «некоторый  шум»  в  самое ближайшее время.  Вообще Верхневолжье стало одной из  узловых  перевалочных  баз  на  пути  торговцев  смертью  из Прибалтики в Москву.

А вот в южных областях России преобладают поставки  из  республик Закавказья  —  прежде  всего  из Грузии и Азербайджана.  Один из таких арсеналов  в  январе  97-го  был   доставлен   на   борту   вертолета, прилетевшего в Сочи из Грузии.  Таможенники изъяли два карабина «СКС», охотничье ружье «ТОЗ»,  пять автоматов  Калашникова  и  полторы  сотни автоматных  патронов.  Подобный же арсенал «приплыл» во Владивосток на вьетнамском   теплоходе   «Куинь   Хоа».   Несмотря   на   иностранную принадлежность  судна,  на  борту  работал  российский  экипаж,  члены которого и занимались контрабандой.

И все  же  большая  часть  оружия  попадает к нам по воздуху.  По данным одного только Московского УВД, на воздушном и водном транспорте лишь   в   1996   году  его  сотрудники  изъяли  около  ста  «стволов» огнестрельного оружия,  около 5 тысяч единиц холодного, более 72 тысяч штук  боеприпасов,  около  50  гранат,  более 3 килограммов взрывчатых веществ,  более 7 тысяч газовых баллончиков и 160 газовых  пистолетов. Для  большей наглядности — объем изъятого оружия и боеприпасов в целом таков,  что на каждом четвертом авиарейсе могло  находиться  на  борту воздушного  судна  по  одной  единице оружия,  около шести килограммов боеприпасов и более килограмма взрывчатых, воспламеняющихся и ядовитых веществ.  Страшно представить себе последствия, если все это сработает в воздухе.

Гораздо чаще,  чем  имена  киллеров,  становятся  известны  имена торговцев оружием.  Так,  к трем с половиной годам лишения свободы был приговорен  врач танкера «Дальнереченск» Евгений Комоза.  На суде была доказана его  вина  в  незаконном  ввозе  на  территорию  России  двух пистолетов   и  израильского  автомата  «узи».  Этот  арсенал  эскулап приобрел в одном и портов Анголы всего за 350 долларов США.  Ранее  по четыре  года  с конфискацией получили за провоз оружия мотористы этого же  танкера  Анатолий  Красовский  и  Сергей  Феофилов.  Перед   судом предстали еще двое моряков.

15 января 96-го  года  «Дальнереченск»  прибыл  в  порт  приписки Находку  и  сразу  же  был  блокирован  работниками правоохранительных органов.  При обыске нефтеналивного судна в  различных  тайниках  были обнаружены  10 стволов различного огнестрельного оружия и 105 патронов к  ним.  Внимание  сотрудников  правоохранительных  органов  привлекли пулевые пробоины в переборках столовой судна:  как выяснилось, по пути к родным берегам новые владельцы стволов решили опробовать их  огневую мощь. Необходимо отметить, что в действительности оружия в Анголе было приобретено гораздо больше, но часть стволов по указанию капитана была заблаговременно выброшена за борт.

Еще двое торговцев оружием, промышлявших в Москве, как оказалось, работали  на  семейном  подряде.  Сотрудники  УФСБ по Москве и области задержали с поличным отца и сына  Бланк  (как  известно,  эту  фамилию имела  мать Ульянова-Ленина).  Сложность операции состояла в том,  что известные как крупные торговцы оружием Георгий и Олег Бланк  проявляли предельную  осторожность  и  старались сбывать свой смертоносный товар только мелкими партиями (1-2 ствола) и только «надежным» людям.

Нечаянную помощь  оперативникам  оказал бывший подельник Бланков, задолжавший им значительную  сумму  денег.  При  обыске  на  квартирах задержанных  было  изъято  2 автомата «АКМ» с глушителями,  2 автомата «борз»  (кстати,  чеченского  производства),  2  гранатомета   «Муха», винтовка   «винчестер»   44-го   калибра,  2  пистолета  «браунинг»  с глушителями,  2 пистолета «Вальтер» с  глушителями,  по  одному  «ТТ», «АПС» (автоматический  пистолет  Стечкина),  граната  «РГД-5»  и более тысячи боеприпасов различного калибра.

Кстати, в    нынешних    криминальных   войнах   используются   и гранатометы.  Вспомним  нашумевший  (во  всех  смыслах)   выстрел   из гранатомета  по  американскому  посольству  в Москве.  Противотанковый гранатомет «Муха» («РПГ-18») использовался и при  стрельбе  по  зданию Федерального   фонда   помощи   русским   беженцам,  расположенного  в Тихвинском переулке.  Это, безусловно, были всего лишь акты устрашения или демонстрации силы.  Но кто может ручаться, что оружие, которое уже используется в центре столицы,  не будет задействовано в  криминальных разборках?

Далеко не  всегда  после  пресечения  канала  контрабанды  оружия удается  установить  и  арестовать  всех участников цепочки незаконной торговли — от исходного пункта  покупки  товара  до  конечного  пункта сбыта.  Скорее  исключением,  чем  правилом,  можно  считать  операцию Приморского краевого управления  ФСБ,  раскрывшего  две  разветвленные сети продавцов смерти.  Как заявил полковник ФСБ Виталий Баранович, на территории края длительное время действовал  клан  торговцев  оружием, организовавший его контрабандный ввоз из Литвы.

В преступную  организацию   входили   бывшие   военнослужащие   и милиционеры,  члены  криминальных группировок Владивостока,  Находки и многих  других  городов  Приморья  (по  делу  проходит  20   человек). Любопытно, что непосредственным организатором литовского транзита была пенсионерка из Находки,  систематически посещавшая Вильнюс для закупки огнестрельного оружия.

Она вышла на занимавшихся  аналогичным  бизнесом  членов  местных группировок,   которые   обеспечивали   ее  «прикрытием»  и  оказывали всяческое  содействие.  Помимо   этого,   предприимчивая   пенсионерка организовала  канал  получения  боеприпасов  к  ввезенному  оружию  из воинских частей,  дислоцирующихся на юге Приморья. В этой цепочке были задействованы  даже  некоторые  офицеры  близлежащих  воинских частей. Покупателями были  представители  криминальных  структур  и  некоторые коммерсанты.  Часть  оружия  уходила  за  рубеж,  в основном в Японию. Аналогичное дело было заведено и по второй сети торговцев смертью.

Аналогичный преступный клан, занимающийся контрабандным экспортом оружия,  накрыли и в Москве.  Когда стали известны имена —  а  точнее, должности торговцев смертью, разразился нешуточный скандал.

Московская милиция,  проведя  оперативную  разработку  одного  из нелегальных   оружейных   каналов,   установила,  что  следы  ведут  в Финляндию.  Выяснилось,  что в Россию  тайно  привозилось  излюбленное оружие киллеров — пистолеты «браунинг»,  «астра»,  «арминус»,  «люгер» (помните,  с этой «пушкой» покушались на  Бориса  Федорова?),  которые активно приобретали криминальные группировки столицы и города на Неве. Когда  вышли  на  поставщиков   этого   ходового   товара,   изумлению оперативников не было предела:  пистолеты и боеприпасы к ним через все пограничные и таможенные барьеры провозили…  дипломаты!  А именно  — сотрудники  российского  посольства  в Хельсинки,  используя таким вот необычным образом свою дипломатическую неприкосновенность.  Оказалось, что  контрабандой  оружия дипломаты занимаются давно и интенсивно — по крайней мере в течение последних трех лет (сие открытие  было  сделано весной  1997  года).  Что ж,  бизнес более чем рентабельный.  Навар от продажи одного только пистолета «арминус» достигает 150-200 процентов. Даром  что  в  Финляндии  оружие  продается  свободно,  без каких-либо ограничений.

К расследованию этой необычной «дипломатии» пришлось подключаться Следственному  управлению  ФСБ  и   Управлению   контрразведывательных операций  того  же  ведомства.  Дипломаты  потрудились  на  славу.  За означенный период посольские работники ввезли более  250  «стволов»  и десятки  тысяч  единиц  боеприпасов.  Поскольку  иностранцам разрешено получать купленное оружие только при выезде из страны,  упакованные  в фирменные коробки пистолеты передавались нашим,  с позволения сказать, дипломатам едва ли не у пограничного шлагбаума.  При  перевозке  через российскую  границу  посольские  работники даже не старались запрятать свой драгоценный товар — иной раз клали «стволы» прямо в карманы своих фирменных плащей и пиджаков.

Сыщикам удалось  изъять  только  20  пистолетов.  Все   остальное пополнило  арсеналы московской и питерской «братвы».  В сизо оказались четверо дипломатов,  трое были сразу же уволены,  а  одного  почему-то решили  пока  оставить  в  штате  известного  учреждения на Смоленской площади. Кстати, судя по тому, что к следствию подключилось Управление контрразведывательных  операций,  некоторые  дипломаты могли иметь еще одну  миссию  —  шпионскую.  Одним  словом,  скандал  может   получить дальнейшее развитие.

Кстати, это далеко не единственный  пример  нелегального  бизнеса дипломатических  служащих.  Так,  посольству  Италии в Москве пришлось опровергать упорные слухи,  перенесенные на страницы столичной прессы, о  причастности  сотрудников  посольства к контрабанде антиквариата из России.  Между  тем  нет  дыма  без  огня.  Факт  задержания  в   ходе таможенного  досмотра  грузовика  итальянской  транспортной  фирмы  по подозрению в попытке незаконного вывоза с территории России  предметов старины  действительно  имел  место  быть.  Следователи  имели  весьма серьезные подозрения,  что антиквариат  принадлежал  трем  итальянским дипломатам.

Безусловно, главными поставщиками  оружия  для  Российской  Армии становятся  воинские части,  где на складах скопилось немало «лишнего» товара.  Конечно,  людей в форме толкает на преступление прежде  всего тотальная  нищета  Российской  армии,  нежелание  и  неспособность  ее руководства  начать  реальную   реформу.   Возникает   порочный   круг неразрешимых проблем:  пока силен и вооружен криминалитет,  все больше средств  будет  перетекать  в  «теневую  экономику»   и   оседать   на заграничных  счетах,  тем меньше их останется в бюджете — в частности, для выплаты военнослужащим (притом,  что  многие  части  находятся  на гране  настоящего  голода),  тем  активнее люди в форме будут воровать («списывать»)  со  складов  оружие  для  передачи  его  представителям криминальных структур, тем сильнее становится криминалитет…

Вспомним нашумевший побег рядового Минина  из  дислоцированной  в Москве  воинской части.  Известие о том,  что он себя не контролирует, вооружен и уже кое-кого ранил,  всполошило весь город.  Но  когда  его после  трехдневного  прочесывания  всех  чердаков  и подвалов все-таки взяли,  оказалось,  что  парнишка,  доведенный  «дедами»  до   полного отчаяния,  оружия  при себе не имел.  Как выяснилось,  первое,  что он сделал после побега, — это передал унесенный автомат на продажу, чтобы были  деньги на билет домой.  Желающих «толкнуть» его автомат он нашел почти сразу…

Воруют все:  от  рядовых до старших офицеров.  В Москве задержаны два солдата-срочника,  похитившие  несколько  килограммов  взрывчатки. Одного взяли ночью на улице Фонвизина с двумя кило пластида, а другого — непосредственно в воинской части.  У последнего обнаружили  также  2 килограмма    пластида,    3    килограмма    взрывчатки    и   десять электродетонаторов.

Активно задействованы  в  оружейном  бизнесе  и  срочнослужащие в Северной Осетии.  Целую  группу  солдат  арестовали  по  подозрению  в хищении  десятков  единиц  огнестрельного оружия,  гранат,  патронов и взрывчатых веществ из родной воинской части.  Все оружие и  боеприпасы продавалось  жителям поселка Дачное Пригородного района — того самого, где в начале 90-х  вспыхнул  осетино-ингушский  конфликт  и  население которого   до   сих   пор  в  высшей  степени  милитаризовано.  Против торговавших оружием «миротворцев» было возбуждено несколько  уголовных дел,  все  они  арестованы,  а большая часть похищенного возвращена на склад части.

А в  Саратове  на  той  же  ниве  подвизались  старший  лейтенант внутренних войск и ефрейтор-контрактник.  Местные руоповцы взяли их  с поличным  — в тот момент,  когда военнослужащие передавали посредникам свой  «товар»:  три  гранатомета  «РПГ-26»,   ручную   противотанковую гранату, тротиловую шашку, револьвер, магазины к автомату Калашникова, 15 сигнальных ракетниц.

Не гнушаются  приторговывать  оружием  и  боеприпасами  и старшие офицеры.  Сотрудники УФСБ по  Калужской  области  за  участие  в  этом преступном  промысле  задержали  майора  и прапорщика.  Они похитили и пытались сбыть  15  килограммов  взрывчатки,  значительное  количество патронов, гранат и прочей специфической продукции военных заводов. Все это  предназначалось  для  пополнения  арсеналов  местных   преступных группировок.

Как это ни прискорбно констатировать,  тем же самым занимаются  и некоторые генералы. Правда, на гораздо более высоком уровне и совсем в других масштабах.  Один из самых громких скандалов последнего  времени получил   название  «Еревангейт».  Речь  шла  о  тайной,  естественно, незаконной продаже оружия для ведения крупномасштабных боевых действий вооруженным  силам  Армении  и  Нагорного Карабаха.  Сумма продаж,  по некоторым подсчетам,  достигала *1 миллиарда долларов*. Причем вся эта валюта  была получена «черным налом»,  поскольку никаких документов на эти операции не оформлялось.

Только с  1993  по 1996 годы со складов Группы российских войск в Закавказье были переданы представителям Республики Армения:

— 8 оперативно-тактических ракетных комплексов «Р-17»,  к которым летом 96-го были дополнительно переданы 24 ракеты;
— 27 зенитно-ракетных комплексов «Круг» с 349 ракетами к ним;
— 40  ракет  к зенитному комплексу «Оса»;
— 84 танка «Т-72» и 50 «БМП-2» с «ЗИПами» и имуществом к  ним;
— 36 гаубиц «Д-39» (калибра 122 мм), 18 гаубиц «Д-20» и 18 гаубиц «Д-1» (калибра 152 мм), 18 реактивных установок залпового огня «Град»,
40 переносных зенитных ракетных комплексов «Игла» и 200 зенитных ракет к ним;
— 26 минометов и 7910 автоматов;
— 306 пулеметов и 1847 пистолетов;
— 20 станковых гранатометов;
— около 230 миллионов патронов к стрелковому оружию,  в том числе к крупнокалиберным пулеметам;
— около 480 тысяч снарядов к «БМП-2» и «Шилкам»;
— около 500 тысяч снарядов к пушкам, гаубицам, танкам и «БМП-1»;
— 945 «ПТУРов» и около 350 тысяч ручных гранат.

И это  далеко  не  полный  список.   Политики   все   это   молча санкционировали  или  закрывали  на  это  глаза во имя высоких целей — помощи    братскому    армянскому    народу    в     борьбе     против азербайджано-турецких   захватчиков,   а   также   во  имя  ослабления Азербайджана для более успешных переговоров по поводу  транспортировки каспийской нефти.

А вот у генералов цели были гораздо более конкретные — заработать на  старость,  обеспечить детей,  внуков,  правнуков и,  если удастся, праправнуков.  Сколько осело на их  зарубежных  счетах,  сколько  было вложено  в бизнес,  сколько оприходовано при строительстве особняков — предстоит  выяснить  (или  так  и  не  выяснить)   следствию.   А   мы констатируем  только  две  вещи.  Во-первых,  этот миллиард долларов в государственную казну  наверняка  не  попал.  Во-вторых,  значительная часть  оружия  наверняка  перепала криминальным структурам и еще более повысила их боеготовность для борьбы с правоохранителями и обществом в целом.

Но даже при таких  умопомрачительных  размерах  торговли  оружием спрос   на   него   по-прежнему   превышает   предложения.   А  потому зафиксированы случаи появления первых  подпольных  военных  заводиков. Одно  из  таких  производств  было  налажено в уральском городе Миасс. Сотрудники  ФСБ  и  милиции   вышли   на   кустарей   весьма   высокой квалификации,  которые  обзавелись  чертежами,  шаблонами  и  штампами деталей пистолетов и пулеметов и успели собрать несколько образцов.

Один из   задержанных   изготовлял  детали  оружия  на  Уральском автозаводе.  Другой подгонял их и частично собирал  на  своем  рабочем месте  в  миасском троллейбусном управлении.  Третий «умелец» выполнял свою долю военных заказов на автопредприятии. Задержанные молодые люди (всем  им было по 20 с хвостиком) объясняли свое решение заняться этим рискованным бизнесом хроническими задержками зарплаты.

Уже не  вызывают  сомнения  и  факты торговли таким опасным видом оружия,  как  химическое.  Следствие  по  делу  о  зариновой  атаке  в токийском  метро,  предпринятой  боевиками  секты  «АУМ-Синрике»,  уже установило, что отравляющий газ зарин имел российское «происхождение». Из   нашей  страны  экспортировалась  либо  техническая  документация, необходимая для изготовления отравы в подпольных  лабораториях  секты, либо  уже готовое химическое оружие (либо и то и другое).  Кстати,  на признание одного из функционеров секты о том,  что чертежи и установки по  производству  зарина передал экстремистам бывший секретарь Совбеза Олег  Лобов,  оперативно   среагировали   в   российской   Генеральной прокуратуре.  По  распоряжению  старшего  следователя  по особо важным делам  Генпрокуратуры  Бориса  Уварова,  ведущего  уголовное  дело   о незаконной   деятельности  «АУМ-Синрике»  в  России,  Олег  Лобов  был допрошен.  И,  как  и  следовало  ожидать,  категорически  отверг  все утверждения  о  своей  причастности  к  террористической  деятельности секты.  Он заявил,  что в свою  бытность  секретарем  Совбеза  никаких документов  японцам  не передавал и денег от них не получал.  Впрочем, иного  ответа  и  не  следовало  ожидать  —  ведь  к  моменту  допроса правоохранительные  органы  Японии не предоставили российским коллегам ни  одного  официального  документа  по  результатам  предварительного расследования преступной деятельности «АУМ-Синрике» у себя на родине.

Кражи химического оружия зафиксированы,  в частности, в Шиханах — крупнейшем   комплексе   страны,  где  уже  десятки  лет  складируются отравляющие вещества и прочие  смертельно  опасные  химикалии.  Именно отсюда,  как  установило  следствие,  был  похищен редкий яд,  которым отравили известного банкира Ивана Кивелиди и его секретаршу.
Источник: http://lib.ru/POLITOLOG/r-prest.txt 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

9 + 8 =