Search
Generic filters
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
trong>(n) Шакро Молодой получил 9 лет и 10 месяцев по делу о вымогательстве
 
Криминальный авторитет Захарий Калашов (Шакро Молодой) приговорен к девяти годам и десяти месяцам строгого режима по делу о вымогательстве. Это первый приговор в России, в котором он назван лидером криминального мира страны
 
Никулинский суд Москвы приговорил вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого) к девяти годам и десяти месяцам колонии строгого режима по делу о двух эпизодах вымогательства.
 
Ближайшие подручные Калашова Андрей Кочуйков (Итальянец) и Батыр Бекмурадов согласно решению судьи Константина Дубкова получили восемь лет десять месяцев и девять лет четыре месяца строгого режима соответственно. Также на различные сроки — от семи лет четырех месяцев до восьми лет четырех месяцев — осуждены еще девять членов банды Шакро.
 
Суд учел, что все подсудимые, в том числе Калашов, «положительно характеризуются».
 
Единственный из подсудимых, кто находился под домашним арестом, — отставной полковник МВД Евгений Суржиков — до вступления приговора в силу будет отправлен под стражу.
 
Гособвинение запрашивало для Калашова десять лет строгого режима и штраф 700 тыс. руб., для остальных подсудимых — от семи с половиной до девяти с половиной лет.
 
Главный вор России
 
Приговор оглашался два дня, некоторые формулировки почти не отличались от обвинительного заключения, оглашенного прокурором в самом начале процесса. Судья Дубков согласился с утверждением гособвинения, что после смерти в 2013 году криминального авторитета Аслана Усояна (известного как Дед Хасан) Шакро Молодой занял лидирующее положение в криминальном мире России и объединил под своим покровительством профессиональных преступников. За это он лично получал часть дохода от преступной деятельности своих подопечных, а также вел так называемый общак — консолидированную преступную кассу.
 
Банда Шакро (силовой костяк которой составляли две преступные группы под руководством Бекмурадова и Кочуйкова) была своеобразным «клубом», членство в котором обеспечивало преступникам определенные привилегии, связанные с конспирацией, защитой от правоохранительных органов и других ОПГ, но требовало регулярных взносов, следует из приговора. Шакро «назначал и отстранял руководителей нижестоящих организованных групп», принимал решения по конкретным преступлениям, финансировал их «из различных источников» и претендовал на долю в незаконно добытом имуществе. При этом отдельные преступные группы в составе банды сохраняли определенную автономность, так что структура, руководимая Шакро, имела сложное иерархическое устройство.
 
В задачи Бекмурадова и Кочуйкова входила охрана Шакро, обеспечение прикрытия со стороны правоохранительных органов, а также разного рода силовые операции, связанные с вымогательством. Для этого каждый из них привлек к участию в банде мужчин со спортивным или боевым прошлым, которые «вели криминальный образ жизни» и разделяли «традиции, обычаи, правила и нормы поведения» этого сообщества. Юридически две группировки были оформлены как частные охранные предприятия «Заслон» и «Защитник». Бекмурадов и Кочуйков приобрели своим подручным оружие, боеприпасы, мобильные телефоны с сим-картами, зарегистрированными на юрлица ЧОПов, автомобили, подслушивающие устройства и рации. «Для поддержания сплоченности, физической формы и огневой подготовки» Кочуйков и Бекмурадов организовывали для членов своих групп спортивные тренировки и стрелковую подготовку в тире.
 
События на Рочдельской
 
В рамках рассмотренного в суде дела Шакро и его подельникам вменялись только два эпизода вымогательства (ст. 163 УК) с применением насилия, в составе организованной группы и с целью завладеть имуществом в особо крупном размере.
 
Одна из попыток вымогательства привела к перестрелке на Рочдельской улице в Москве 14 декабря 2015 года. Несколькими месяцами ранее, согласно материалам дела, Шакро Молодой проявил интерес к расположенному там ресторану корейской кухни Elements, которым владела Жанна Ким. У нее был заключен контракт на ремонт в ресторане с дизайнером Фатимой Мисиковой, входившей в окружение вора в законе (дружила с гражданской женой Шакро и была в близких отношениях с Кочуйковым). Однако качеством ремонта Ким осталась недовольна и платить Мисиковой отказалась. По данным гособвинения, криминальный авторитет решил «учитывать это обстоятельство для завладения имуществом Ким». Шакро распорядился добиться от нее передачи 8 млн руб. «под видом погашения якобы образовавшейся задолженности» перед Мисиковой.
 
Несколько месяцев Ким получала угрозы, за ней была установлена слежка, а все переговоры с Мисиковой сопровождались мощной «силовой поддержкой» Кочуйкова, Бекмурадова и их людей. 14 декабря они заблокировали Ким в ресторане, отрезав пути отхода и парализовав работу заведения. Хозяйка Elements, в свою очередь, вызвала на помощь главу и совладельца адвокатской коллегии «Диктатура закона» Эдуарда Буданцева, который приехал на переговоры с помощниками. Переговоры переросли в драку и перестрелку, в ходе которой два человека из числа сопровождающих Кочуйкова были убиты, еще семь участников конфликта получили ранения.
 
Ким, уехавшая после инцидента в Казахстан, выступила в суде по видеосвязи. При этом она отказалась давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции. Поэтому в приговоре судья Дубков ссылался только на протоколы допроса Ким на следствии, а также на расшифровки записей телефонных и очных переговоров в день перестрелки.
 
Калашов также отказался давать в суде показания. Кочуйков заявлял, что Шакро не причастен к событиям на Рочдельской: он утверждал, что сам приехал туда по собственной инициативе, чтобы вступиться за Мисикову (она сейчас объявлена в международный розыск), при этом никакого конфликта не провоцировал. «Происходили обычные переговоры в рамках закона», — процитировал судья Дубков показания Кочуйкова, добавив, что считает их ложными.
 
Другой эпизод вымогательства связан с гендиректором ООО «Норднефтегаз» Львом Гарамовым. Как выяснилось в ходе следствия, в 2015 году Калашов «узнал, что Гарамов осуществляет успешную предпринимательскую деятельность», и решил воспользоваться его деловыми разногласиями с неустановленным знакомым Шакро по имени Руслан. У предпринимателя стали вымогать 10 млн руб.; несколько месяцев он получал угрозы, затем в апреле 2016 года был избит.
 
В связи с событиями на Рочдельской также были осуждены трое полицейских из ОВД «Пресненский», которые, согласно приговору, в тот вечер дежурили, но вмешиваться в конфликт не стали — они получили от двух до четырех лет колонии.
 
Дело следователей
 
ФСБ возбуждала в отношении криминального авторитета еще одно дело — о создании организованного преступного сообщества (ст. 210 УК), как следовало из документов, которые гособвинение зачитывало в рамках другого судебного процесса — по делу полковника Следственного комитета Михаила Максименко, которое рассматривает сейчас Мосгорсуд. Однако это дело не получило развития.
 
Преследование банды Шакро привело к громким арестам в Следственном комитете: по версии ФСБ, после ареста Андрея Кочуйкова в декабре 2015 года ряд высокопоставленных сотрудников СКР получили две взятки за его освобождение из-под стражи. Деньги платили бизнесмены Олег Шейхаметов и Дмитрий Смычковский, формально никак не связанные с Шакро. Глава управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов и замглавы ГСУ СКР по Москве генерал Денис Никандров были задержаны в июле 2016 года, спустя год — другой заместитель Максименко Денис Богородецкий; в конце 2017-го под арест был взят экс-руководитель управления СКР по ЦАО Алексей Крамаренко.
 
Одновременно с процессом над Шакро в Мосгорсуде проходит суд по выделенному в отдельное производство делу полковника Максименко. В четверг, 29 марта, гособвинитель Игорь Потапов запросил для бывшего главы управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР наказание в виде 15 лет колонии и 165 млн руб. штрафа.
 
Застреливший, по версии следствия, двоих участников группировки Кочуйкова в ходе столкновения на Рочдельской адвокат Буданцев обвинялся в превышении необходимой самообороны. В качестве меры пресечения ему был выбран домашний арест — на этом настояли сотрудники управления М ФСБ, которые называли Буданцева ветераном КГБ, коллегой, участником спецопераций с четырьмя детьми, рассказывал в Мосгорсуде глава ГСУ по Москве Александр Дрыманов, которого гособвинение также называло в числе получателей взятки.
 
В декабре ТАСС сообщал о прекращении уголовного преследования Буданцева.​

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 + 5 =